питерский портал фолк-музыки elf.org.ru

# Заметки об истории группы "Old Horned Sheep" и Фолк-Движения в Санкт-Петербурге конца XX - начала XXI века.

ЧАСТЬ I. Истоки


В далеком уже 1994 году веселая компания молодых людей, увлеченных традиционной, да и просто акустической музыкой, поселилась на двух последних этажах старого здания в Большом Казачьем переулке, превратив их в сквот.

Музыка не смолкала там круглые сутки, и постепенно стихийные джем-сейшены стали превращаться в более-менее организованные квартирные концерты с программой и слушателями. Чего не было, так это рекламы: народа и так приходило предостаточно. Не было также и платы за вход – обычно гости приносили какое-нибудь угощение к столу, и после выступлений еды музыкантам хватало еще на несколько дней.

Со временем слушателей становилось все больше и больше, и в конце концов мероприятия пришлось перенести в более просторные помещения. Наиболее запомнившиеся концерты прошли в музее Ф.М. Достоевского, «Театре Дождей», ДК работников связи и в одной из огромных студий в арт-центре на Пушкинской, 10.

Главными участниками тех концертов были Юля Клаузер, Владик Нахимов, Галина Парфёнова, группы «Зелёные рукава», «Ключ» и «Виселица».

О группе «Виселица» хочется рассказать особо. Несмотря на мрачное название, репертуар у группы был довольно позитивным: английские народные песни, кантри, блюз и первые опыты с ирландским фолком. Группа просуществовала менее года, не оставив после себя ни одной записи приемлемого качества, но тем не менее музыканты, входящие в ее состав, во многом повлияли на развитие питерской фолк-сцены в ближайшие несколько лет. Судите сами:

Катя Балуева – вокал, блок-флейта, мандолина. «Зеленые рукава», «Вилли-Винки», «Белорыбица».

Алик Дробинский – флейта. «O.H.S.», «Добраночь», «Наеховичи».

Александр «Кэп» Дмитриев – гитара, вокал, губная гармошка. «Ключ», «O.H.S.», «Reelroad»

Тарас Драк – бас-гитара, банджо. «Зеленые рукава», «Laterna Magica»

Владимир Голованов – гитара, мандолина, вокал. «Ключ», «Дао-блюз».

Гоша Солнцев – перкуссия. «Шумы России».


фестиваль Санрейн


НАЧАЛО. Январь – июнь 1996 г.


Главным носителем музыкальной идеи, а также источником материала для будущей группы был Алик Дробинский.

Именно он, путешествуя автостопом по Европе, познакомился с музыкантами, игравшими традиционную ирландскую музыку. В Россию он вернулся с подаренным тин-вислом в тональности F#, сборником песен Кристи Мура и желанием создать группу.

Поначалу Алик обосновался в Москве, и даже пытался перетащить туда своих бывших коллег по «Виселице», но, не добившись желаемого, вернулся в Питер, где познакомил с новым материалом Кэпа, найдя в его лице идейного соратника. Было принято решение создать группу, репертуар которой основывался бы на ирландской народной музыке.

Музыкантов пригласили из старых знакомых: Митя Храмцов («Пятак») – бас-гитара, вокал; Михаил Ромбиевский («Майкл») – барабаны (оба до этого играли вместе с Аликом и Катей Балуевой в арт-гранжевой группе «Rainy night highway»), и Катю Ложкомоеву («Мапа Самоходова») - скрипка. Катя составляла Алику компанию в поездке по Европе и также имела опыт непосредственного общения с носителями ирландской культуры.

Вопрос о репетиционной базе решился просто, так как Кэп в это время работал дворником в школе «Петрешуле» (Невский пр. 22/24) и занимал служебную комнату на знаменитой мансарде на Малой Конюшенной (бывшей улице Софьи Перовской). Упоминание об этом месте есть в любой серьезной работе по истории ленинградского рока, но на тот момент все это было уже в прошлом, и только лестница, с первого и до последнего этажа украшенная надписями типа «Б.Г. - бог», напоминала о величии былой эпохи.

Соседи по коммуналке оказались на редкость удачными: Светлана Чиркина, жившая там еще со времен Бориса Гребенщикова, и Володя Голованов, бессменный лидер группы «Ключ»: в «Петрешуле» он работал… уборщицей.

К репетициям приступили вскоре после наступления нового 1996 года.

Работа продвигалась быстро, чему немало способствовало и то, что Алик со своей подругой Олей поселился здесь же, у Кэпа в комнате.

Программа продолжительностью 45 минут была готова уже через две недели.

Название «Old Horned Sheep» утвердили большинством голосов, несмотря на отчаянные протесты Кати Ложкомоевой, не желавшей выступать под названием «Старые рогатые бараны», и предложившей в качестве альтернативного - «Старые рогатые бараны и молоденькая овечка».

Первое публичное выступление новой группы состоялось в клубе «Там-Там» (Малый пр., 49), на праздновании Дня Святого Патрика.

Проводилось это мероприятие в нашем городе впервые, а инициатором праздника был лидер группы «Lanfair P.G.» («Ланфайр Пиджи») Алексей Криштоп.

На сцене повесили ирландский флаг формата А4 – вот и все оформление. Выступали три группы: «Зелёные рукава», «Old Horned Sheep» и «Llanfair P.G.»

Публика в зале была самая разнообразная: ролевики, реконструкторы, хиппи, панки, просто любопытные – все дружно отплясывали и водили хороводы.

Той же весной в ДК связи открылся клуб «О’Кошки» (позже переименованный в «Белый кролик», а затем – в «Шалтай-Болтай»), арт-директором которого оказался давний знакомый музыкантов – Ян. При его поддержке группа отыграла в клубе два замечательных концерта, один из которых выпал на масленичную неделю. По задумке во время всего концерта подруга Алика Оля должна была прямо на сцене печь блины по фирменному аликовскому рецепту (тесто наливалось прямо на закрытую электрическую плитку, не используя масло и сковороду), но пришлось отказаться от этой идеи, так как могла сработать пожарная сигнализация. Однако блины все-таки напекли заранее, и во время выступления раздавали их публике прямо со сцены. Все это действо сопровождалось красочным слайд-шоу.

Прекрасной возможностью для музыкантов оттачивать материал, при этом неплохо зарабатывая, стали регулярные выступления в ирландском пабе «Shamrock» и немецком баре «Чайка». Менеджеры этих заведений – иностранцы - были приятно удивлены наличием в городе группы с таким подходящим для пивных заведений репертуаром, и всячески способствовали дальнейшему росту группы.

Репертуар постепенно расширялся, и несмотря на то, что 90% материала было традиционно ирландским, в оставшиеся 10% могли попасть и песни Боба Дилана, и еврейский танец Фрэйлиха, и даже чукотская народная песня «Ой, тайга, ой, пурга»:

Ой, тайга, ой, пурга, все дороги замело,

А я в чуме сижу, мне тепло! Ый-ё-го!

Алик довольно много времени проводил в нотном отделе Публичной библиотеки, вытаскивая на свет подобные шедевры.

До начала лета произошло еще два интересных события: «Всемирный день Земли» в Пушкине, где выступили «Зелёные рукава», «Ключ» и «OHS», и двухдневный фолк-рок-фест в клубе «Перевал» на Петроградской. Последний запомнился тем, что на ударной установке играл Олег Лисов («Зелёные рукава»), заменивший Ромбиевского, который в это время был на буддийском семинаре в Подмосковье. Олег на этом концерте так разошёлся, что порвал пластик на басовом барабане.

Где-то в начале июня группа записала на студии «Европа-плюс» несколько композиций, в том числе «Dancing bear» для включения в сборник (который, кстати, так и не вышел), после чего Алик уехал во Францию, Кэп – в Латвию, и группа временно прекратила свое существование.


Смутное время.


Летом-осенью 1996 года основные события, касающиеся ирландского фолка в Питере, происходили в подземном переходе у станции метро «Гостиный двор», известном в народе под названием «Холодная труба».

Фактически там образовалось что-то вроде клуба любителей ирландской музыки. Почти каждый вечер собирались музыканты с единственной целью – поиграть совместно джиги, польки и рилы.

Можно сказать, что питерские музыканты не изобрели ничего нового, так как подобная практика уже много лет существовала по всему миру, в тех местах, где проживали ирландцы, с тем отличием, что у них это происходило как правило в пабах за кружечкой «Гиннеса». Ну, а в наших условиях несмотря на то, что в «Холодной трубе» и в самом деле было довольно прохладно, а вместо «Гиннеса» пили дешёвую «Балтику» из ближайшего ларька, музыка звучала достаточно профессионально и вполне соответствовала тому, чтобы называться народной.

Собирались составы от 3 до 12 музыкантов. Чтобы не перекрывать движения пешеходов, выстраиваться приходилось в одну линию. В этом было некоторое неудобство, так как игравший на одном краю не всегда слышал, что происходит на другом. Передавать сообщение о смене мелодии или тональности приходилось по цепочке, поэтому приходило оно обычно с опозданием.

Наверное, тогда и появилась традиция во время исполнения одному из солистов выкрикивать название следующей мелодии и поднимать ногу, подавая таким образом знак остальным.

Что же касается музыкантов, то тогда основу группы составляли бывшие участники группы «Зелёные рукава», оставившие на время свой мрачновато-пафосный средневековый репертуар и с головой ушедшие в ирландский фолк, Митя Храмцов, успевший к тому времени освоить тенор-банджо, а позднее и вернувшийся из Риги Кэп.

Появилось также несколько новых ярких персонажей, значительно повлиявших на дальнейшее развитие фолка в Питере.

Стоит упомянуть следующих: Костя Филатов – контрабас, Николай Кирсанов – фидл, Стас Зубцов – флейты.

Но тс наступлением морозов играть на улице становилось все труднее, и вскоре практически весь уличный состав перебрался в бары «Shamrock» и «Чайка».Так родилась еще одна замечательная, но, к сожалению, недолговечная группа под названием «Заячья капуста».

Вернемся однако к нашим баранам.

После отъезда Алика во Францию мало кто верил в то, что группа сможет продолжить своё существование, поскольку найти замену такому яркому музыканту было фактически невозможно. Однако сама идея группы продолжала жить в умах ее бывших участников. Перебрав все возможные кандидатуры, Кэп остановил свой выбор на молодой студентке музыкального училища имени Мусоргского Лене Белкиной. В отличие от Алика, она профессионально владела поперечной флейтой и без труда освоила тин-висл. Некоторое время они с Кэпом довольно плодотворно сотрудничали с бывшим скрипачом группы «Ad Libitum» Максимом Жупиковым, но дальше «Холодной трубы» и разовых выступлений в затрапезных барах дело не пошло. В конце концов решили пригласить Николая Кирсанова (фидл), а также Митю Храмцова, игравшего теперь на мандолине и гитаре. Образовавшийся таким образом квартет стал выступать по воскресеньям в баре «Инкол» на Васильевском острове. Бар был небольшой, но уютный. Заходили туда в основном обеспеченные студенты.

Несмотря на то,что платили очень мало, эти регулярные живые выступления давали возможность экспериментировать, «обкатывать» новый материал, а иногда даже устраивать джем-сейшены с участием приглашённых музыкантов.

День святого Патрика в 1997 году отмечался в каком-то ДК на Васильевском острове. Как и в прошлый раз, организовал его Алексей Криштоп из «Lanfair P.G.». Открытием фестиваля стало короткое, но эффектное выступление волынщика Славы Сухарева со товарищами. OHS выступили вполне удачно, пригласив Катю Ложкомоеву и отыграв старую программу, однако стало очевидно, что без ритм-секции раскачать большой зал сложно.

Между тем ближе к лету из-за внутренних разногласий группа «Заячья капуста» прекратила своё существование, и OHS в свою очередь приняли эстафету, возобновив свои выступления в «Чайке» и «Шемроке». Вновь был задействован М.Ромбиевский с ударной установкой. Участие Мити Храмцова носило эпизодический характер, т.к. он в это время решал свои проблемы с армией и одновременно выступал и записывался с группой «Markscheider Kunst». В качестве контрабасиста был приглашён Александр Пшедромирский из группы «Ключ», о котором хочется сказать несколько слов.

Cаша-коренной сибиряк, окончил в Петербурге училище культуры. Его добродушный нрав и неподдельный оптимизм благотворно повлияли на общую атмосферу в группе.

Однако его самым значительным вкладом в развитие фолк-движения в Петербурге стал созданный им хор «Дубинушка», образовавшийся поначалу как кружок любителей русской песни среди фолк-музыкантов и их друзей. Иными словами, это было неформальное некоммерческое объединение, куда принимали практически всех, и единственным критерием отбора служило желание исполнять совместно русские народные песни. Репетиции хора проходили всё на той же мансарде на М.Конюшенной, на большой коммунальной кухне за круглым столом, а в тёплое время и в Михайловском саду или на ступенях Инженерного замка. Со временем хор «Дубинушка» стал принимать участие в различных городских мероприятиях и имел в своём составе более двадцати человек.

Не будет большим преувеличением сказать, что если бы не этот хор, не было бы впоследствии ни «Белорыбицы», ни «Reelroad» c русской программой, ни русского периода группы «Добраночь», т.к. основные солисты этих коллективов начинали знакомство с русской народной музыкой и танцами именно в «Дубинушке».

Тандем Пшедромирский-Ромбиевский в качестве ритм-секции оказался на редкость мощным и убедительным, а по характеру звучания был гораздо ближе к ранним рок-н-рольным группам 50-х годов нежели современным фолк-бэндам.

В этом обновлённом составе Катя Ложкомоева чувствовала себя крайне неуютно. По-видимому ей было трудно смириться с тем, что рядом с ней на одной сцене в качестве солистки присутствует ещё одна особа женского пола. К середине лета она заявила, что уезжает в Европу на неопределённый срок. что и послужило формальным поводом для её отставки.


Cамым запоминающимся событием того периода стал однодневный фестиваль "Солнечный дождь", задуманный Яном из "О"кошек" как пикник на природе с живой музыкой и танцами. Было выбрано живописное место на горке в лесу, недалеко от станции Токсово. Мероприятие было бесплатным и никак не рекламировалось, тем не менее в этот день приехало более ста человек. Соскучившиеся по солнцу и природе представители питерской богемы с полудня до позднего вечера слушали музыку, танцевали, жгли костры и просто общались.

OHS и "Дубинушка" прекрасно вписались в атмосферу праздника. Их выступление трудно было назвать концертом в привычном понимании этого слова. Отсутствие сцены и электричества размыло границы между слушателями и исполнителями. Во время исполнения народных песен многие подпевали, а выступление OHS плавно переросло в джем-сейшен с танцами и хороводами.


КОНЕЦ 1-ой ЧАСТИ.

все статьи :: версия для печати

© elf.org.ru, Andrey G. Zlobin, Saint-Petersburg, Russia, 2001-2011