питерский портал фолк-музыки elf.org.ru

# АНН АНКУ И ЕГО ЖЕНА*

бретонская сказка


Жила на свете старая девушка, не сумела она найти себе мужа, вот и осталась в девках. Ей уже перевалило за сорок, и люди частенько говорили ей в шутку:

- Маргерит, вы еще выйдете замуж.

- Да, да, - отвечала она, - вот придет Анн Анку, я за него и выйду.

Как-то раз, в августе, сидела она одна дома и стряпала обед молотильщикам, как вдруг входит в дом какой-то человек и спрашивает:

- Пойдете за меня замуж?

Она очень удивилась и говорит ему:

- Кто вы такой?

- Анн Анку, т отвечает незнакомец.

Уронила она поварешку в кашу и побежала на гумно:

- Приходите обедать, когда хотите, - говорит она молотильщикам, - а меня уж не застанете, я выхожу замуж!

- Не может быть, Маргерит! - вскричали молотильщики.

- Чистую правду вам говорю: за мной приехал мой муж, Анн Анку.

Перед уходом Анн Анку сказал, чтобы она созвала на свадьбу всех, кого пожелает, а он вернется прямо в назначенный день.

Вот наступает день свадьбы, и жених приезжает, как обещал. Сели за праздничный обед, а потом новобрачный встал из-за стола и сказал жене, чтобы прощалась с родными и со всеми гостями, потому что больше она с ними не свидится. Еще он велел ей прихватить корочку хлеба пожевать в дороге, потому что путь им предстоит очень дальний, да сказать самому младшему брату, -а оН был ее крестник и еще лежал в колыбельке - чтобы навестил ее, когда вырастет: пускай идет, мол, прямо в ту сторону, откуда солнце встает. Маргерит все исполнила, как он сказал, и пустились они в путь. Подхватил их ветер и понес - далеко, далеко, все дальше и дальше; Маргерит уж было подумала, что скоро они прибудут на место. Спрашивает мужа, а он в ответ:

- У нас еще долгий путь впереди.

- Уж очень я устала, не могу больше идти, мне бы отдохнуть да подкрепиться.

И остановились они на ночлег в старой часовне.

- Пожуй корочку хлеба, если голодна, - говорит Анн Анку, - а я есть не буду.

Наутро они снова пустились в путь, далеко, далеко, все дальше и

дальше; Маргерит выбилась из сил и снова говорит:

- Боже, какая даль! Скоро уже мы прибудем на место?

- Теперь скоро; видишь впереди высокую стену?

- Вижу: прямо перед нами высокая стена.

- Там мой дом.

Подходят они к высокой стене, входят во двор.

- Боже, какая красота! - ахнула Маргерит.

Это был замок восходящего солнца. Каждое утро Анн Анку уходил, а возвращался только вечером и не рассказывал жене, где побывал. Однако у Маргерит всего было вдоволь, и чего бы она ни пожелала, все сразу появлялось. И все-таки ей было скучно целыми днями сидеть одной.

Однажды гуляет она по двору и видит, как кто-то спускается с ближней горы. Удивилась она: ведь никто и никогда не приближался к замку, кроме ее мужа. А незнакомец идет себе по склону горы, и вот уже он входит во двор замка. И туг Маргерит узнала своего крестника, младшего братца, который был еще в колыбели, когда она покинула отцовский дом. Бросились они друг к другу в объятия, проливая слезы радости.

- Где же мой зять? Хочу с ним поздороваться! - говорит юноша немного погодя.

- Не знаю, милый братец, где он: каждое утро он куда-то уходит спозаранку, а возвращается только вечером и не говорит мне, где бывает.

- Ничего, нынче вечером я спрошу у него, когда он воротится, почему он бросает тебя одну на целый день и куда это он ходит.

- Да, милый братец, спроси.

В обычное время вернулся хозяин замка и обошелся с шурином весьма приветливо.

- Куда это вы уходите каждое утро, зятек, - спрашивает юноша, - а сестру мою с собой не берете?

- Я обхожу землю, милый шурин.

- Господи Иисусе, зятек, сколько же вы всего, наверное, видите! До чего бы мне хотелось разок сходить вместе с вами!

- Ладно, завтра утром, если хочешь, пойдем вместе. Но что бы ты ни видел и ни слышал, ни о чем у меня не спрашивай и не произноси ни единого слова, иначе придется тебе сразу же вернуться назад.

- Ни слова не пророню, зятек.

И вот на другое утро отправились они вместе, рука об руку. Идут, идут... Ветер сорвал с головы у юноши шапку, он и говорит:

- Погодите немного, зятек, у меня шапка а, упала, я ее подберу.

Но едва он вымолвил эти слова, зять исчез, и пришлось ему возвращаться в замок одному.

- Ну, - спрашивает сестра, видя, что он пришел один, - узнал что-нибудь?

- Ничего не узнал, бедная моя сестрица: мы шли так быстро, что ветер сорвал у меня с головы шапку. Попросил я твоего мужа обождать чуток, хотел подобрать шапку, а он пошел себе дальше, и я потерял его из виду. Как бы то ни было, завтра утром я опять попрошусь к нему в попутчики, и уж тогда не пророню ни словечка.

Вечером в обычное время вернулся хозяин замка, и юноша опять у него спрашивает:

- Не возьмете ли, зятек, завтра утром меня еще раз?

- Охотно, только не произноси ни единого слова, а то будет, как нынче утром.

- Будьте уверены, уж я буду держать язык за зубами.

На другое утро опять пошли они вместе. Идут, идут... У юноши опять упала шапка, на сей раз прямо в речку, вдоль которой они летели, а юноша опять забылся и говорит:

- Опуститесь на берег, зятек, я выловлю шапку, а то она в воду упала!

И снова оказался он на земле - а путешествовали они прямо по воздуху! - и видит, что остался один. Вернулся он в замок, опечаленный и посрамленный.

На другое утро зять снова соглашается взять его с собой, но теперь уж в последний раз. Идут они по воздуху, идут... шапка юноши снова падает, но тут уж он промолчал.

Пролетают они над равниной, и вся земля под ними покрыта белыми голубками, а среди них виднеются две черных голубки. И белые голубки собирают со всех сторон былинки и сухие веточки и наваливают их на черных голубок, а когда совсем их завалили, подожгли траву и ветки.

Брату Маргерит очень хотелось спросить, что это значит. Но он промолчал, и полетели они дальше.

Вскоре очутились они перед огромной дверью во дворе какого-то замка. Муж Маргерит вошел в дверь, а шурину велел ждать снаружи. А еще сказал, что ежели ему наскучит ждать и захочется тоже войти внутрь, пускай он просто обломит зеленую веточку да подсунет ее под дверь, и желание это у него тотчас пройдет.

Ждет юноша под дверью и видит, как на лавровый куст, что растет поблизости, опускается стайка птиц; попрыгали они по кусту, распевая и чирикая, а потом улетели, и у каждой в клюве было по лавровому листку, но все они обронили свои листки совсем близко от куста.

Вскоре на этот же лавровый куст опустилась другая стая птиц: эти распевали и чирикали немного дольше и громче, чем первые, а улетая, тоже унесли в клювах по лавровому листку, но тоже обронили свою ношу - правда, немного дальше, чем предыдущие.

Наконец опускается на лавровый куст третья стая; эти птицы поют и щебечут лучше и дольше, чем другие, а улетая, тоже уносят в клювах по лавровому листку, но на землю не роняют.

Подивился младший брат тому, что видел, и призадумался: что бы все это значило? Зять все не возвращался, наскучило юноше ждать, обломил он с дуба ветку, сплошь покрытую зеленой листвой, и просунул ее под дверь, как ему было сказано.И тут же вся ветка обгорела до самой его руки. «Ого! - вскричал он, видя такое дело, - сдается мне, что там, за дверью, изрядная жара!» И входить ему расхотелось.

Наконец подошло время, зять вернулся, и пустились они вместе в обратный путь. По дороге младший брат спрашивает:

- Скажите мне, зятек, прошу вас, что означает то, что я видал, пока ждал вас у входа в замок; сперва я видал стаю птиц, слетевших на лавровый куст. Попели они немного, пощебетали, а потом улетели, унося в клювах по лавровому листку, но почти сразу обронили свою ношу.

- Эти птицы - люди, которые ходят в церковь, но во время мессы отвлекаются, мало молятся и теряют свой лавровый листок, то есть слово Божие, как только забывают о Боге.

- А что означает вторая стая птиц, тех, что слетели на лавровый куст потом? Попели они, пощебетали немного дольше, и тоже обронили свои лавровые листки, но немного дальше, чем первые.

- Это люди, которые ходят в церковь и слушают мессу внимательней, и молятся дольше, чем первые, но все-таки тоже теряют свой лавровый листок, то есть забывают слово Божие.

- А третья стая птиц, тех, что щебетали и пели дольше и усерднее всех и тоже унесли по лавровому листку, но не уронили свою ношу на землю?

- Это люди, которые молились усердно, от всего сердца, и вернулись к себе домой, не забыв по дороге слово Божие.

- А белые голубки, которых я видел на равнине, те, что собирали былинки и сухие ветки, чтобы сжечь двух черных голубок, которые были среди них?

- Эти две черные голубки были твои отец и мать: их заставили пройти через огонь, чтобы очиститься от грехов. Теперь они в раю.

Тут они вернулись в замок.

Спустя немного времени младший брат говорит своему зятю:

- А теперь мне хотелось бы вернуться домой.

- Домой? Но зачем, бедняга?

- Повидать родтелей и остаться с ними.

- Да ты же покинул их пятьсот лет назад! Все твои родные давным-давно умерли, и на том месте, где стоял когда-то их дом, растет теперь огромный дуб, весь трухлявый от старости!. .



Рассказала Франсуаза Анн Эвенн, в замужестве Трегоат.


*По бретонским поверьям, Анн Анку - олицетворение смерти. (Здесь и далее подстрочные замечания Ф.Люзеля).

все сказки :: версия для печати

© elf.org.ru, Andrey G. Zlobin, Saint-Petersburg, Russia, 2001-2011