питерский портал фолк-музыки elf.org.ru

# ДВЕ ЗОЛОТЫХ ЛЯГУШКИ

бретонская сказка


Жили на свете чародей и чародейка. Не было у них ни сына, ни дочери, а им очень хотелось детей.

Однажды на охоте повстречал чародей в лесной чаще лань, и вымя у нее сосали двое малюток. Не посмел он выстрелить в лань: побоялся убить детей. Но лань заметила его и убежала прочь, а чародей унес два невинных создания в свой замок.

- Погляди, жена, - говорит он, - что я нашел в лесу.

- Ах, какие милые детки! - воскликнула чародейка, едва их увидела. - Мальчик и девочка! Девочка будет моя, а мальчик твой.

И зажили они счастливо. Каждый растит и воспитывает свое дитя на свое усмотрение. Девочка оказалась понятливее мальчика и легко запоминала все, что ей показывали. А учили их всяким страхам и ужасам.

Чародейка невзлюбила мальчика, которого звали Ар-зюр, и затаила на него недоброе. А девочка звалась Азенор.

Азенор любила брата, и однажды говорит ему:

- Мы брат и сестра, но хозяину и хозяйке этого замка мы не родные. Как-то раз чародей охотился в лесу и нашел нас, когда мы сосали сосцы лани, и привез нас к жене. Чародейка тебя не любит, она только и думает, как бы от тебя избавиться. Станет она придумывать для тебя самые трудные испытания, задавать самую трудную работу, а тебе придется все исполнять под страхом смерти. Но ты не очень-то бойся, а делай все в точности, как я скажу, и я тебя выручу: я изучила ее колдовские книги и понимаю теперь в колдовстве больше, чем она. Завтра она пошлет тебя срубить деревянным топором лес в сто моргов обхватом; мало того, тебе надо будет наделать деревянных ложек из всех деревьев и управиться до захода солнца, а иначе тебе конец придет. Но "не печалься: возьми эту палочку, и как придешь в лес, тебе надо будет только стукнуть ею по стволу древнего дуба, которому уже больше тысячи лет, - ты увидишь его в самом начале просеки - и сказать : «Рухни наземь, древний дуб, по воле моей палочки!» И дуб немедля рухнет на соседнее дерево и повалит его, а то дерево рухнет на другое, и так далее, пока все деревья не упадут наземь.

В полдень колдунья пойдет посмотреть, как у тебя идет работа, увидит, что весь лес повален, и разозлится. Скажет: «А ложки? Изо всех этих деревьев ты должен нарезать ложки и управиться до захода солнца, а не то не сносить тебе головы.» Потом она уйдет. Но как только она скроется из виду, ты дотронешься своей палочкой до ствол а древнего дуба и скажешь: «Обернитесь, все деревья, деревянными ложками, по воле моей палочки!» И все сразу сбудется по твоим словам.

На другой день колдунья дает Арзюру деревянный топор и говорит:

- Возьми этот топор и сруби-ка ты мне лес вокруг замка, и чтобы ни одно дерево не торчало. А потом из деревьев, изо всех до единого, понаделай ложек, да управься до захода солнца, а не то не сносить тебе головы.

Пошел Арзюр в лес, а на душе у него тревожно несмотря на слова сестры. Без труда нашел он древний дуб, остановился перед ним, смотрит, а ударить по стволу не смеет. Наконец, решился, и с первого же удара топора древний дуб рухнул на соседнее дерево, то - на другое, и так далее, и в один миг весь лес полег на землю.

Воротился Арзюр в замок, посвистывая, гордый тем, как ловко управился.

- Чего пришел? - спрашивает чародейка, - зачем работу бросил?

- Работа вся исполнена, - спокойно отвечает мальчик.

- Ты лжешь, этого быть не может.

- Если не верите, ступайте да поглядите.

Пошла она вслед за ним в лес и как увидела, что все ее прекрасные деревья валяются на земле, напала на нее ярость.

- Ох, горе мне, - запричитала она, - такие были прекрасные деревья!.. Да, но я же велела тебе понаделать ложек изо всех этих стволов!

- Да, но вы дали мне на это время до захода солнца. Не беспокойтесь, к ужину будут вам ложки.

И чародейка, злобно ворча, ушла в замок.

Не успела она отойти, дотронулся Арзюр палочкой до ствола древнего дуба и говорит: «Обернитесь, все поваленные деревья, деревянными ложками по воле моей палочки!»

И тут все зашевелилось, стволы и сучья сами собой обернулись ложками, и скоро выросла гора ложек до самого неба.

На закате вновь пришла колдунья, и, видя, что все деревья превратились в ложки, завопила, чуть не лопаясь от ярости:

- Ох, горе мне, горе! Такие прекрасные стволы извести на ложки! И что мне теперь делать с этой горой ложек?

- Я только исполнил, что вы приказывали, - отвечает Арзюр. - Захотелось вам ложек, и вот, думается мне, теперь вам достанет их до конца жизни.

- Ты не сам это сделал и не один, кто-то тебе помог, но ничего, завтра я задам тебе другую работенку и поглядим еще, так ли ты легко с ней управишься.

И пошли они в замок; старуха была мрачнее тучи, злобно ворчала и замышляла мщение. На другое утро говорит она Арзюру:

- Надобно нам с мужем отлучиться на несколько дней, проведать одного знакомого. Азенор тоже с нами поедет, но только дело в том, что придется нам переправляться через морской пролив, а корабля у нас нет, вот и построй нам из перьев мост через морские волны, чтобы мы могли по нему проехать в карете. И горе тебе, если мост не будет готов вовремя: тогда уж точно не сносить тебе головы.

- Ладно, все будет сделано, - спокойно отвечает Арзюр, а у самого на сердце кошки скребут.

Пошел он к сестре и рассказал, какое новое испытание ему назначено.

- Вот как надобно поступить, - говорит ему Азе-нор, - слушай внимательно: я скажусь больной, не поеду с ними, а останусь с тобой в замке. Ты проводишь их до самого моря и построишь мост, какой им нужен. Ударь по воде своей палочкой да скажи: «По воле моей палочки, воздвигнись мост из перьев, чтобы можно было проехать по морю в карете.» И появится мост. Колдунья удивится и станет звать тебя в карету, чтобы ехать вместе, но ты не соглашайся и, как только они въедут на мост, поскорее возвращайся в замок, а потом мы с тобой поразмыслим, как отсюда убежать.

На другое утро, когда пришло время отправляться в путь, Азенор осталась в постели и сказалась больной. Чародейке это пришлось совсем не по вкусу. Но делать нечего, пустилась она в дорогу с мужем и с Арзю-ром, А как приехали на берег моря, чародейка говорит

Арзюру:

- Ну-ка, построй тут мост из перьев, чтобы нам

перебраться на другой берег, да поживее.

- Будет исполнено сию же минуту, - спокойно говорит юноша.

Подошел он к самой воде, ударил по ней палочкой и

произнес:

- По воле моей палочки, воздвигнись, прекрасный мост из перьев, чтобы можно было переехать на другой берег в карете.

И тут же появился мост.

А чародейка про себя подумала:

- Он и сам чародей! Не иначе как нашел и изучил мою маленькую красную книжечку, и теперь понимает в чародействе не меньше моего; самое время от него избавиться. Пускай поедет вместе с нами по мосту и мы сбросим егй в море.

Но виду не подала и говорит:

- Хорошо, а теперь проводи нас, а то нам еще понадобится твоя помощь. Взойди на этот прекрасный мост, который для нас построил, и указывай нам дорогу, а мы поедем за тобой.

- Куда уж мне, - отвечает Арзюр, - я уступаю вам честь первыми ступить на мой мост, но не бойтесь: я пойду следом за вами.

Те ему отвечают с любезностью, а он им еще любезнее, и вот наконец чародей с чародейкой поехали по мосту первыми. Арзюр взмахнул своей волшебной палочкой, мост отделился от берега, а юноша побежал к сестре.

- Теперь надо нам поскорее убегать, - говорит ему Азенор, - и не будем тратить времени, потому что они мигом вернутся. Но перед уходом давай натолкаем пакли в большой колокол, который висит на самой высокой башне и бьет тревогу, как только в замке происходит неладное: звон этого колокола слышен на семьсот лье вокруг, так пускай же он не сможет звонить. Веревка от колокола привязана к ноге дромадера, на котором ездит чародей; дромадер заперт в конюшне и дергает за веревку, когда хочет предупредить хозяина, что дома неладно.

Бегут они к колоколу, набивают его паклей и коврами. Потом наполнили карманы золотом и драгоценными камнями, спустились в конюшню, взяли двух лучших коней. Выезжая со двора, Азенор говорит Ар-зюру:

- Я забыла кое-что важное. Скорее сойди с коня и возьми в конюшне скребницу, щетку и соломенный жгут, чем лошадей чистят, - это пригодится нам для побега.

Принес Арзюр скребницу, щетку и соломенный жгут, и вот уже их кони по приказу седоков взвились в воздух и полетели быстро, как птицы. Брату с сестрой надо было преодолеть семьсот лье, чтобы выбраться из владений чародея, а за их пределами чародей уже не имел над детьми власти.

Миновали они около пятисот лье, как вдруг послышался звон колокола. Дромадер дергал, дергал за веревку, пока не вывалились из колокола пакля и ковры.

- Вот колокол звонит! - сказала Азенор. - Теперь чародей с чародейкой поспешат домой и сразу пустятся за нами в погоню. Хорошо еще, что мы намного их опередили.

И стали они торопить коней, чтобы поскорей добраться до места.

Чародей с чародейкой примчались на звон колокола. Побежали они заглянуть в свои волшебные книги. Но увы, все книги унесла Азенор, только одну оставила, причем не самую лучшую. Чародейка говорит чародею:

- Скорей садись на дромадера, бери с собой борзую собаку, постарайся догнать беглецов и вернуть обратно. Они летят по воздуху, но рано или поздно опустятся на землю. Примерно Б пятистах лье отсюда увидишь ты прекрасный источник, выложенный золотыми камнями, а края водоема и свод выложены серебряными камнями, а в воде, на дне, сидят две золотые лягушки. Эти золотые лягушки и есть наши беглецы: их кони превратились в воду, а золото и драгоценные камни, что они увезли с собой, превратились в золотые и серебряные камни источника и в листья на деревьях вокруг него. Ступай скорее и без них не возвращайся.

Идет старый колдун, садится на своего дромадера, который несется как стрела, а следом мчится борзая собака.

А в это самое время Азенор говорит Арзюру:

- Чародей с чародейкой вернулись домой и разгневались, видя, что мы убежали, а главное, что исчезли их волшебные книги, которые я унесла с собой. Слышу, как чародейка велит мужу садиться на дромадера и ехать за ними в погоню, а еще она говорит, что он найдет нас в обличье двух золотых лягушек на дне источника. Но я знаю, как: сделать, чтобы он забыл наставления жены. Он едет быстрее нашего и скоро нас догонит; посмотри назад, не увидишь ли чего.

- Вижу: мчится вдали, как молния, борзая собака, а за ней чародей на своем дромадере.

- Тогда спустимся на землю.

Спустились они на землю, и тут же кони их обернулись источником, сокровища - золотыми да серебряными камнями и желтыми да белыми листьями на деревьях вокруг источника, а сами они - золотыми лягушками на дне источника.

В тот же миг явился чародей, увидал незнакомый прекрасный источник и спешился, чтобы им полюбоваться.

- Что за красота, - говорит он себе. - Я и не знал, что в моих владениях есть такое чудо.

Потом увидал на дне двух золотых лягушек.

- Какие славные лягушечки! Будто золотые! Хорошо бы взять их да отнести жене!

Входит он в воду и пытается поймать лягушек, но они все время от него ускользают в тот самый миг, когда он уже собирается их ухватить.

Видит чародей, что ничего у него не выходит, и, обескураженный, решил повернуть домой: он совершенно забыл, зачем и куда едет. Воротился он в замок один, а жена ему говорит:

- Вижу, вы не нашли беглецов, иначе почему вы вернулись без них?

- Да, так и есть, я их не видал, - отвечает он, смутно помня, о чем идет речь.

- Ну, сами виноваты. А что вы видали необычного?

- Ничего, кроме прекрасного источника, которого прежде не знал: выложен он золотыми да серебряными камнями, вокруг деревья, а на них золотые да серебряные листья. как жар горят, а на дне живут две маленькие золотые лягушки. Никогда я не видывал подобной красоты. Попытался я изловить золотых лягушек, чтобы принести вам, но у меня ничего не вышло и я вернулся с пустыми руками.

- Почему вы не последовали моим наставлениям? - в ярости воскликнула чародейка. - Эти золотые лягушки были те самые беглецы, за которыми я вас посылала, и вам нельзя было возвращаться без них.

- А я забыл, право слово, что вы такое мне говорили, - отвечает старый чародей.

- Что ж, поезжайте снова и не возвращайтесь без них. На этот раз, как только они вас увидят, их кони обернутся двумя прекрасными деревьями, золото, серебро и драгоценные камни, которые они с собой везут, станут листьями на этих деревьях, а сами они превратятся в двух малых птичек и будут распевать в ветвях. Запомните хорошенько, что я вам сказала, поскорей отправляйтесь в погоню и привезите мне их.

И старый чародей пустился в путь - на сей раз в виде облака.

Арзюр и Азенор тоже времени даром не теряли.

- Слышу чародейку, - говорит Азенор. - Она злится и ругает мужа, посылает его опять за нами в погоню и рассказывает, в каком мы будем обличьи, но я сделаю так, что он опять позабудет ее наставления и вернется домой без нас. Посмотри-ка, не видать ли его: ведь он мчится, как молния.

- Вижу: наползает на нас большое черное облако, -отвечает Арзюр.

- Это он! Спустимся на землю.

Спустились они, и едва коснулись земли, как их лошади туг же обернулись двумя прекрасными деревьями с золотыми да серебряными листьями, а на ветках распевали две чудесных птички.

Вот облако накрыло деревья.

- Вижу те самые два дерева, - говорит чародей, - о которых меня предупреждала жена.

И тоже опустился на землю. Но пение птичек настолько его очаровало, что он, разинув рот, застыл, как статуя, заслушался, и наставления жены совершенно изгладились у него из памяти.

На закате он, наконец, говорит:

- Вот и солнце садится, пора и мне домой.

Сказал - и поворотил назад.

Чародейка увидала, что он снова приехал один, и как закричит:

- Как так, опять вы вернулись ни с чем?

- Не видал я беглецов, - совсем смутившись, отвечает волшебник.

- А что вы видали необычного?

- Ничего необычного я не видал, кроме двух прекрасных деревьев с золотой да серебряной листвой; в ветвях распевали две прелестные птички, да так мелодично - никогда я не слыхал пения слаще.

- И вы слушали птичек, и зря теряли время, и забыли, что я вам говорила?

- А и впрямь, я и не вспомнил о ваших наставлениях.

- Да ведь эти птички - это они и были! Я же вам говорила... Никудышный вы после этого чародей, и я не жду от вас больше ничего хорошего. Пущусь-ка я сама за ними в погоню: уж я-то сумею настигнуть беглецов и вернуть домой, хотя им уже рукой подать до пределов наших владений.

И вот она тоже вылетела из дому в обличье черной тучи,в которой полыхали молнии и грозно гремел гром.

А тем временем бегелецы торопят коней и приближаются к пределам земель, которыми владели чародеи.

- На сей раз, - говорит Азенор, - чародейка сама прилетит за нами, и от злобы она себя не помнит. Посмотри-ка назад, не видно ли чего.

- Вижу большое черное облако: оно приближается к нам с громом, молниями и чудовищным шумом.

- Это она! Скорее брось на землю соломенный жгут, что взял из конюшни.

Бросил Арзюр соломенный жгут, и тут же позади них выросли бесчисленные стога соломы, такие большие, такие высокие, что преградили облаку дорогу.

Но чародейка обернулась ястребом и перелетела через них, а после опять стала тучей и понеслась в погоню.

- Погляди-ка еще назад, Арзюр, - говорит брату Азенор, - что ты теперь видишь?

- Снова вижу черную тучу, она на нас надвигается, и громыхает, и полыхает молниями так, что страх берет.

- Брось поскорее на землю щетку, это опять чародейка.

Бросил он щетку, и тут же за ними разлился огромный пруд. Туча остановилась и давай пить воду, осушила пруд и полетела дальше.* Но от воды она отяжелела и летела уже не так быстро.

- Погляди-ка еще назад, что там видно?

- Вижу тучу, она все ближе и ближе, и еще чернее, и еще грознее, и полыхает пламенем, так что страх берет.

- Это опять чародейка. Брось на землю скребницу.

Бросил Арзюр скребницу и позади них вырос огромный город с высокими домами да башнями, которые оказались для тучи немалой помехой. Но она все равно летела вперед с громом, молниями и чудовищным шумом.

- Погляди-ка еще разок назад, что ты теперь видишь?

- Туча все наползает, она уже совсем близко, того гляди догонит.

- Не бойся, нам уже недалеко.

И тут они перелетели через морской пролив и опустились на землю. Владения чародея остались позади, и теперь ни он сам, ни его жена ничего не могли им сделать. Чародейка осталась на том берегу пролива, через который ей нельзя было перебраться, и давай бесноваться, скрежетать зубами, грозить беглецам кулаком и вопить;

- Будьте вы прокляты, разрази вас гром! А хуже всего то, что вы похитили красную книжечку, в которой записана вся моя наука!

- Да, - говорит Азенор и показывает ей книжечку, - вот она, а вы теперь нас не достанете!

Тут принялись они насмехаться над ее яростью и дразнить старуху.



*В другой версий этого эпизода чародейка преследует беглецов в обличье бульдога, который остановился перед прудом, хочет его выпить, чтобы пройти, и пьет до тех пор, пока не лопнет.


Не в силах гнаться за ними дальше, повернула чародейка назад, по-прежнему в обличьи черной тучи, громыхая, полыхая огнем и круша все на своем пути.

А юноша с девушкой преспокойно пошли себе дальше. Пришли они в дремучий лес, и там застигла их ночь.

Соорудили они себе ложе из сухой травы и листьев у подножия древнего дуба и мигом заснули, потому что изрядно притомились.

Проснулась Азенор на рассвете, ударила в землю волшебной палочкой и говорит:

- По воле моей палочки, пускай воздвигнется здесь немедля прекрасный замок, отделанный да украшенный, как королевский дворец, а мы с братом пускай окажемся каждый в своей постели, в прекрасной опочивальне, сияющей золотом и драгоценными камнями!

Сказано - сделано.

То-то удивился Арзюр, когда проснулся в мягкой постели, в прекрасной, богато украшенной опочивальне, хотя заснул в лесу на ложе из сухой травы и листьев. Увидал он Азенор на соседней кровати и спрашивает:

- Азенор, что все это значит? Где мы? Я, наверное, сплю и вижу сон?

- Нет, - отвечает она, - ты не спишь, и все, что ты видишь вокруг, - не сон, а явь. Я унесла у старой чародейки красную книжечку и волшебную палочку, и пока они у нас будут, мы сможем исполнить любое твое желание и любой каприз.

Встали они, нашли в зале стол, уставленный изысканными яствами и плодами, позавтракали, а прислуживали* им невидимые руки. Потом обошли они все покои замка, один прекраснее другого, полные всевозможных украшений да сокровищ. Вокруг замка оказался великолепный сад с благоуханными цветами и всевозможными изысканными плодами - сущий земной рай. Азенор сказала Арзюру, чтобы он гулял и охотился в свое удовольствие (потому что дичи было полным-полно), но только пускай не выходит за пределы сада, иначе быть беде,

И стали они счастливо жить в замке, и всего у них было вдоволь.

Но как-то раз Арзюр, несмотря на сестрин запрет, вышел за садовую ограду и сразу же по самые плечи провалился в болото, так что не выбраться.

Замок тут же исчез.

Прибежала на его крики сестра, вытащила его из болота.

А замок появился снова.

Но с этой минуты из памяти Арзюра совершенно изгладилось все, что было прежде: забыл он, как они жили в замке у чародея, как убегали от погони, забыл все подробности этого бегства. Он забыл даже, что Азенор его сестра, и хотел на ней жениться, и к ее большому огорчению стал преследовать ее назойливыми ухаживаниями.

Однажды охотились в лесу два королевских сына; обнаружили они замок Азенор и очень удивились.

- Что за прекрасный замок, и кто его построил? Наш отец о нем и не ведает! - воскликнули они. - Пойдем да поглядим.

Входят они в замок. Во дворе встречают они Азенор и учтиво к ней обращаются:

- Кому принадлежит этот замок, девица?

- Мне, господа.

- Кто его построил?

- Я сама.

- И вы не испросили дозволения у нашего отца-короля? Ведь это его земли.

- Нет, не просила я дозволения у вашего отца - его дозволение мне ни к чему.

- Король рассердится и велит снести ваш замок.

- Я не боюсь, я этого и жду.

С тем оба принца и отбыли, не слишком-то довольные приемом, который оказала им владелица замка.

Но едва они вышли со двора, как угодили в то же болото, что и Арзюр, провалились по самые подмышки, так что не выбраться.

А замок снова исчез. Стали принцы звать на помощь. Прибежала Азенор.

- Вытащите нас отсюда, - взмолились они.

- А вы пойдете да скажете отцу, чтобы он велел снести мой замок?

- Нет, не тронем мы вашего замка.

- Этого мало; что вы еще мне дадите?

- Я женюсь на вас, - говорит старший принц.

- А отдадите вашу сестру за моего брата?

- Да, пускай ваш брат женится на нашей сестре. Тогда Азенор вытащила их из трясины.

И туг же замок появился снова.

Затем они вчетвером отправились ко двору и обо всем рассказали королю.

Король, прежде чем что-нибудь обещать, пожелал взглянуть на дворец Азенор, о котором ему рассказывали такие чудеса.

Посетил он замок, изумился, восхитился и дал согласия на оба брачных союза.

Пригласили множество народу со всего королевства, устроили великолепные балы и роскошные пиры.

В первый день под конец пиршества новобрачная достала из кармана двух прелестных золотых лягушечек и посадила перед собой на серебряную тарелку. И вот при всех гостях, которые замерли в безмолвном восторге, золотые лягушечки повели между собой такой разговор;

- Помнишь, милый братец, - начала первая лягушка, - когда мы жили в замке у чародеев, чародейка невзлюбила тебя и однажды утром послала вырубить деревянным топором большой дубовый лес, а я пришла тебе на выручку и все уладила?

- Прекрасно помню, милая сестрица, - отвечает вторая лягушка.

- Помнишь, милый братец, - продолжает первая, -как потом чародейка приказала тебе построить мост из перьев через морской пролив, чтобы по нему можно было проехать в карете, и как я снова тебя выручила?

- Прекрасно помню, милая сестрица.

- А помнишь, милый братец, как мы убежали из того замка, а чародей погнался за нами на своем дромадере» и я, чтобы спастись от погони, превратила наших коней в источник, а нас с тобой в двух золотых лягушек на дне источника?

- И это помню, милая сестрица.

Все молчали и внимательно слушали, но более всех Арзюр. Мало-помалу к нему возвращалась память о прошлом, и он понимал, что разговор двух золотых лягушек передает его собственную историю.

- А помнишь, милый братец, - подхватила первая лягушка, - как старый чародей погнался за нами во второй раз и я превратила наших коней в два дерева у дороги, а нас самих в двух птичек, что пели в ветвях, и мы снова спаслись от погони?

- Прекрасно помню,,милая сестрица, - отвечает вторая лягушка.

- Значит, не забыл ты и того, милый братец, как чародейка разъярилась и погналась за нами сама в обличьи черной тучи, громыхавшей громом и блиставшей молниями, и как мне удалось превозмочь всю ее колдовскую науку?

- Нет, милая сестрица, я этого не забыл.

Тут Арзюр окончательно уверился, что новобрачная - его сестра, спасшая его от чародея и чародейки; встал он, подошел к ней и нежно расцеловал, говоря:

- Прости, милая сестрица: я обязан тебе жизнью, люблю тебя и буду любить до самой смерти.*


* Этот эпизод с золотыми лягушками, которые в других версиях бывают заменены на золотых курочку и петушка, часто встречаются в наших бретонских сказках; но здесь исполняет не ту роль, что обычно. Как правило, герой, утративший память из-за того, что не послушался наставлений героини, приходится ей не братом, а женихом; это принц, которого она чаще всего спасает от волшебника, который иногда бывает ее отцом, но чаще держит ее в заточении, превратив в какое-нибудь животное. Герой обретает память о прошлом, выслушав разговор двух золотых лягушек или золотых курочки с петушком, в тот миг, когда должен вступить в брачный союз с другой, и женится, в конце концов, на той, которая спасла его от волшебника и которой он поклялся в верности. Потеря памяти наступает, когда он позволяет другой женщине, будь то его мать или сестра, себя поцеловать вопреки строгому запрету своей спасительницы.


Все пирующие умилились, видя такую признательность.

У короля была дочка, прекраснейшая принцесса, какая бывала под солнечным оком,* и он охотно отдал ее Арзюру в жены, и опять пошли пиры, игры, народные увеселения, которые продолжались еще целый месяц.

Прабабка прабабки моей бабки была в ту пору придворной поварихой, и от нее сохранилась у нас в семье память о том, что я вам поведал, и во всей моей истории нет ни малейшей лжи, разве словечко-другое. **



Рассказал Франсуа Симой, слуга из Трегрома (Kom-дю-Нор), - Сентябрь 1872 г.


*Очень распространенное бретонское выражение.

**Обычно сказители употребляют эту формулу в начале повествования.

все сказки :: версия для печати

© elf.org.ru, Andrey G. Zlobin, Saint-Petersburg, Russia, 2001-2011