питерский портал фолк-музыки elf.org.ru

# ДЕВЯТЬ БРАТЬЕВ-БАРАШКОВ И СЕСТРА

бретонская сказка


Жили-были в стародавние времена девять братьев и сестра, круглые сироты. Впрочем, в наследство от родителей достался им старый замок, окруженный лесом. Когда их отец, владелец замка, умер, хозяйкой дома стала единственная и старшая среди детей девушка по имени Левелес, и братья с ней советовались и слушались ее, как родную мать. Что ни день, они охотились в окрестном лесу, который изобиловал самой разной дичью.

Как-то раз, преследуя лань, братья наткнулись на хижину, сооруженную из ветвей и комьев земли. Никогда раньше они никого здесь не встречали и, сгорая от любопытства, заглянули внутрь, под тем предлогом, что хотели бы попросить воды, напиться с дороги. В хижине сидела старуха, одна-одинешенька, - зубы ее были такой же длины, что и руки, а язык мог обернуться девять раз вокруг туловища. Перепугавшись, братья попытались было убежать, но тут старуха спросила:

- Чего вы хотите, деточки? Входите и ничего не бойтесь. Я очень люблю детей, особенно таких милых и послушных, как вы,

- Мы только хотели напиться, бабушка, если можно, - ответил старший брат по имени Гупьвен.

- Конечно, деточки, я дам вам чистой и свежей воды, как раз утром я принесла ее из родника. Входите же, мои дорогие крошки, вам нечего бояться.

Старуха принесла им воды в деревянной плошке, и пока дети пили, она их гладила по головам и перебирала пальцами их светлые и кудрявые локоны; когда же они собрались уходить,старуха сказала:

- А теперь, деточки, надо вам расплатиться за ту небольшую услугу, что я вам оказала.

- При себе у нас нет денег, бабушка, - отвечали братья,- но мы возьмем у сестры и завтра вам принесем.

- О, дружочки, деньги мне не нужны. Я хочу, чтобы один из вас, например, самый старший, потому что остальные еще слишком молоды, взял меня в жены.

И, обращаясь к Гульвену, она спросила:

- Хочешь на мне жениться, Гульвен?

Бедный юноша не знал, что и ответить, - вопрос старухи застал его врасплох.

- Отвечай же, хочешь, чтобы я стал а твоей женушкой? - повторила ужасная старуха и принялась его обнимать.

- Я не знаю, - пробормотал обескураженный Гуль-вен, - я спрошу у сестры..,

- Вот и хорошо, завтра утром я сама приду к вам за ответом.

Грустные и встревоженные, вернулись братья домой и поспешили рассказать сестре обо всем, что с ними приключилось.

- Неужели я теперь должен жениться на этой чудовищной старухе? - спросил Гульвен, обливаясь слезами.

- Нет, братец, конечно же ты на ней не женишься, -сказала Левенес. - Пусть всем нам будет хуже, но мы останемся вместе и не покинем тебя в беде.

Наутро старуха, как и обещала, объявилась в замке. Она отыскала Левенес с братьями в саду позади дома.

- Вы, небось, догадываетесь, почему я пришла? -спросила она у девушки.

- Да, мой брат мне все рассказал.

- И вы, конечно, хотите, чтобы я стала вашей невесткой?

- Нет, не хочу.

- Как это «не хочу»? Вам разве неизвестно, кто я и на что способна?

- Мне известно, что вы можете принести немало зла и мне, и братьям, но вы не можете заставить меня поступить вопреки моему сердцу.

- Оставьте эти глупые рассуждения, и, пока есть еще время, подумайте над моими словами, иначе вам не сдобровать! - в бешенстве вскричала колдунья, и глаза ее вспыхнули, как раскаленные угли.

Девять братьев задрожали от страха, а Левенес в ответ на угрозы ответила спокойно и решительно:

- Я обо всем подумала и не собираюсь отказываться от своих слов.

Тогда старая колдунья протянула в сторону замка волшебную палочку, которую она сжимала в руке, произнесла заклинание, и в тот же миг замок рухнул с ужасным грохотом. От него и камня на камне не осталось. Потом она указала палочкой на девятерых братьев, что в ужасе прятались за спиной сестры, и произнесла другое заклинание, и тогда все девять братьев туг же превратились в белых барашков. Одну Левенес не тронула старуха и сказала:

- Теперь ты можешь пасти своих баранов на этой пустоши. Но берегись - никому не говори, что они твои братья, иначе с тобой случится то же самое, что с ними.

Злодейка ухмыльнулась и исчезла.

Сады и леса, до того окружавшие замок, тотчас превратились в огромную пустошь, безжизненную и бесплодную.

Бедная Левенес осталась одна на белом свете и повела своих барашков пастись на бескрайнюю пустошь, ни на миг не теряя их из виду. Она выискивала им пучки свежей травы, которые барашки щипали из ее рук, играла с ними, ласкала их и расчесывала им шерсть, и разговаривала с ними так, словно они могли ее понять. Казалось, они и в самом деле понимали ее слова. Один из барашков был крупнее остальных; это был старший из братьев, Гульвен. Из камней, комьев земли, мха и сухих стеблей Левенес построила нечто вроде хижины; по ночам и в непогоду она укрывалась со своими барашками в этом убежище. Но в хорошую погоду она бегала и играла с ними под солнцем, пела песенки или вслух молилась, и барашки, окружив ее, внимательно слушали свою старшую сестру. У нее был такой красивый голос, чистый и прозрачный!

Однажды в тех краях охотился молодой сеньер; до чего же он был удивлен, когда неожиданно услышал посреди пустоши девичье пение! Остановившись, он прислушался и, пойдя на голос, вскоре увидел прелестную девушку в окружении девяти белых барашков, которые, казалось, души в ней не чаяли. Юноша разговорился с ней и был так очарован ее умом, красотой и кротостью, что пожелал забрать к себе в замок и ее, и ее барашков. Она отказалась. Однако сеньер места себе не находил без юной пастушки; охота была удобным предлогом, чтобы каждый день отправляться на пустошь, где он мог видеться и разговаривать с девушкой. Наконец, он увез ее в свой замок, и они обвенчались, и был пир на весь мир.

Барашков поселили в саду при замке; Левенес проводила с ними чуть ли не каждый день, играла, осыпала их ласками, плела им венки из цветов, и под ее присмотром они ни ъ чем не испытывали нужды. Хозяин дома дивился их сообразительности и все спрашивал себя, в самом ли деле они простые барашки.

Левенес забеременела. Ей прислуживала горничная, возлюбленная садовника из замка; горничная тоже была на сносях, однако ее хозяйка ни о чем не догадывалась. Как не догадывалась о том, что эта женщина была дочерью той самой старухи, что превратила ее братьев в барашков. Как-то раз Левенес, прогуливаясь по саду, наклонилась над закраиной колодца, чтобы проверить, высока ли в нем вода; в тот же миг горничная схватила ее за ноги и сбросила в колодец. После чего отправилась в спальню хозяйки, задернула на окнах занавески, легла в ее постель, опустила полог и прикинулась больной по случаю своей беременности. Хозяин дома в тот день был в отъезде. Вернувшись, он не нашел жену, как повелось, в саду среди барашков и отправился к ней в спальню.

- Что с вами, моя маленькая женушка? - спросил он, думая, что в постели лежит Левенес.

- Я очень заболела, - ответила изменница.

И поскольку он захотел приоткрыть полог кровати, добавила:

- Прошу вас, не надо, свет режет мне глаза.

- Почему вы одна? Где ваша горничная?

- Сама не знаю; я ее с утра не видела.

Сеньор отправился искать служанку - сначала в замке, потом в саду, и, нигде ее не обнаружив, вернулся к жене.

- Куда же могла подеваться ваша горничная? Ее нигде нет. Может, вы хотите чего-нибудь? Может быть, вы голодны?

- О да, мне очень хочется есть!

- Что вам принести?

- Лучше всего, кусок мяса от того большого белого барана, что пасется в саду.

- Вот напасть! Вы же так обожаете ваших баранов, особенно этого!

- Как раз он и может облегчить мои муки. Только не ошибитесь - именно этот баран мне и нужен, и никакой другой!

Муж спустился в сад и отдал приказ садовнику поймать большого белого барана, снять с него шкуру и зажарить на вертеле.

Садовник был в сговоре с горничной и бросился на поиски барана. Но тот с печальным блеянием так стремительно бегал вокруг колодца, что садовник никак не мог его схватить. Тогда сеньер решил помочь слуге и подошел к колодцу. Каково же было его удивление, когда он услышал стоны и всхлипы, которые доносились, казалось, прямо из-под земли! Он наклонился над колодцем и крикнул:

- Эй! Есть кто-нибудь?

И хорошо знакомый ему голос с отчаянием ответил:

- Да, есть, это я, ваша жена Левенес!

Не ожидая никаких других объяснений, сеньер побыстрее опустил вниз ведро и вытащил свою жену. Бедная Левенес до того перепугалась, что у нее тут же начались роды, и она разрешилась сыном, прекрасным, как Божий день.

- Надо немедля окрестить ребенка, - сказала она мужу, - вы найдите ему крестную мать, какую хотите, крестным же отцом пускай будет мой большой белый барашек.

- Как? Взять барана в крестные нашему сыну?

- Я так хочу и готова повторить это вам снова; послушайтесь меня и ни о чем не беспокойтесь.

Дабы не огорчать молодую мать и опасаясь за ее здоровье, сеньер согласился, хотя и скрепя сердце, чтобы барашек Левенес стал крестным отцом его сыну.

Пошли в церковь. Большой белый барашек весело шел бок о бок с сеньером и крестной матерью, юной и прелестной принцессой. Следом за ними бежали остальные восемь братьев-барашков. Вся эта процессия вошла в церковь, вызвав немалый переполох у жителей деревни. Молодой отец показал своего малыша священнику, а тот, взглянув на крестную мать, но не находя крестного отца, спросил:

- Где же ваш крестный?

- Вот он, - отвечал сеньер, указывая на барашка.

- Баран?..

- Да, судя по его облику; но не обращайте на его внешность никакого внимания и без опаски начинайте церемонию.

Священник не стал пререкаться. В те времена подобные превращения случались на каждом шагу, и он приступил к крещению.

Тогда барашек поднялся на задние ноги а передними, при помощи крестной матери, взял ребенка. Все получилось как нельзя лучше.

Когда же церемония подошла к концу, крестный отец-барашек превратился в ладного юношу. Это был Гульвен, старший из братьев Левенес. Он туг же поведал всем, как старуха заколдовала его и братьев, превратив их в барашков, потому что он отказался на ней жениться. Его сестра видела это, но не могла никому и Слова сказать, иначе и она превратилась бы в овцу. Но теперь злые чары рассеялись, и колдунья бессильна сделать что-либо против них.

- Значит, эти барашки - ваши братья? – спросил священник.

- Да, это все мои братья; и настал миг, когда они тоже могут избавиться от колдовства и принять человеческий облик. Возложите на них вашу епитрахиль, вознесите молитву, и они станут людьми, как я.

Священник последовал его совету: он возложил свою епитрахиль на барашков, на одного за другим, прочитал над каждым молитву, и все братья опять превратились в детей и отроков.

Тогда Гульвен рассказал о той измене, жертвой которой стала его сестра, и о горничной, оказавшейся дочерью злой колдуньи.

Вернулись в замок, и каждому воздалось по заслугам.

Но первым делом все отправились в лес, подстерегли старую колдунью, ее дочь и изменника-садовника, и четвертовали всех троих, привязав их к четырем лошадям, а останки сожгли на большом костре.

Гульвен и Левелес зажили с тех пор мирно и счастливо, и, говорят, что у каждого из них было полным-полно детей.



Рассказал Ле Hoax из Гурена, в Мервиле, около Лориана, 10 марта 1874 г.


все сказки :: версия для печати

© elf.org.ru, Andrey G. Zlobin, Saint-Petersburg, Russia, 2001-2011