питерский портал фолк-музыки elf.org.ru

# ЖАН БЕССТРАШНЫЙ

бретонская сказка


Жил некогда человек, который хвалился, что ни разу в жизни страха не знал и ничего на свете не боится, и его за это прозвали Жан Бесстрашный. Был он садовником у кюре своего прихода. В те времена по ночам, а то и среди бела дня частенько показывались вереницы покойников. Как-то ночью, довольно-таки поздно, кюре говорит Жану:

- Ступай в церковь, принеси мне очки, я забыл их на алтаре, а они мне будут нужны, чтобы подготовиться к воскресной проповеди.

- Хорошо, - отвечает Жан, - уже иду.

Как только он вошел в церковь, кюре, который крался за ним по пятам, запер дверь на ключ, и когда Жан захотел выйти, оказалось, что выйти-то он и не может.

- Вот оно как! - сказал себе Жан. - Кюре, небось, думает, что мне страшно будет провести ночь в церкви, да только он ошибается.

Сел Жан на одну из скамей на хорах, надеясь, что выспится в свое удовольствие. И в самом деле он скоро уснул. Но ближе к полуночи его разбудил шум: отворились настежь обе створки главной двери, и каково же было его удивление, когда он увидал, что на алтаре горят свечи, и услыхал пение, и видит он, как входит процессия, впереди крест и хоругви, точь-в-точь в день большого крестного хода у них в деревне. И все мужчины и женщины, молодые и старые, одеты в серое с головы до ног; из всей этой толпы он не знал никого. Однако ему почудилось, что он признал прежнего приходского кюре и одного богатого помещика, у которого еще ребенком был в подпасках, но оба они уже много лет тому назад умерли. Всему этому он изрядно подивился. В алтарь взошел незнакомый ему священник и обратился ко всем, кто был в церкви:

- Если есть среди вас кто живо и если он хочет помочь мне служить мессу, пускай соизволит выйти вперед.

Никто не шевельнулся и не проронил ни слова. Священник повторил свои слова, все с тем же успехом; потом он произнес их в третий раз, и с большой печалью в голосе.

Тут Жан Бесстрашный отозвался:

- Я, я хочу.

И подошел к подножию алтаря. Священник начал служить мессу, все по порядку, а Жан в нужных местах давал ему ответы, как всегда отвечал на богослужениях своему кюре.

После Ite, missa est священнослужитель обратился к Жану:

- Да пребудет на тебе и твоих родных благословенье Божие! Вот уже больше ста лет я хожу сюда каждую ночь в надежде отслужить мессу, да не могу, потому что не нахожу ни одного живого человека, кто мог бы давать мне ответы. Бог обрек меня на такое наказание за то, что однажды я не отслужил мессы за упокой пребывающих в чистилище, а мессу эту мне заказали, и за нее было уплачено. Нас тут три сотни душ из одного и того же прихода, все мы застряли в чистилище, а ты нас освободил, и теперь мы все вместе пойдем прямо в рай. Вот я даю тебе свою звезду, и покуда она у тебя, тебе нечего бояться ни от живых, ни от мертвых, ни от кого бы то ни было на земле. Еще раз благодарю тебя, и прощай до страны вечного блаженства, где мы с тобой рано или поздно встретимся!

Взял Жан звезду, которую протянул ему священник, и тут же погасли в алтаре свечи, а церковь, только что полная сосредоточенных и молчаливых прихожан, вмиг опустела, как по волшебству.

Все это показалось Жану весьма странным, и решил он, что значит правду говорят истории о привидениях, которые ему нередко приходилось слушать на зимних посиделках и которым он до сих пор ничуть не доверял.

На рассвете пришел ризничий звонить к молитве Богородице и выпустил Жана; вернулся он в дом священника, пошел прямиком в спальню кюре, который еще в постели лежал, и как ни в чем не бывало ему говорит:

- Вот ваши очки, господин кюре.

- Так ты, значит, провел ночь в церкви?

- Вам лучше знать, господин кюре!

- И тебе не страшно было?

- Нет, не страшно, к тому же вы дали мне случай совершить доброе дело.

- Вот как? Ты что же, видал что-нибудь необыкновенное?

- Да, я видал нечто необыкновенное.

- Что же это было? Привидения?

- Думаю, что да, но я не стану вам рассказывать, что такого я видел: вы хотели нагнать на меня страху, сыграли со мной недобрую шутку, и я вам больше не слуга. Я ухожу странствовать.

Сказал - и ушел, как ни пытался кюре его отговорить, и звезду не забыл прихватить с собой.*

Ночь застигла его в лесу, где не сыскать было никакого жилья. Видит он большой костер на полянке и идет в ту сторону. Приходит он к костру, что пылает у подножия огромного дуба, а у огня ни души, - и это его изрядно удивило, - но вокруг были раскиданы камни, как нарочно приготовленные, чтобы на них садиться. Сел он на один из камней и стал ждать.

- Это, небось, место, где собираются разбойники, -говорит он. - Ну, посмотрим.

И слышит он сверху какой-то шум, поднял глаза и видит трупы двух повешенных, которые качаются на ветру у него над головой и стукаются друг о друга.

- Эй, приятели, - крикнул он, - идите погреться к костру вместе со мной; сдается, что вам там не больно-то удобно висеть.**

Снял он их, усадил на камнях вокруг огня. Дотронулся до них своей звездой, и тут они ожили и говорят ему:


* С этого места повествование изобилует эпизодами, заимствованными из других сюжетов, единственная цель которых подтвердить бесстрашие героя и показать, каким могуществом наделена звезда покойного священника, представляющая собой настоящий талисман.

** Существование костра ничем не мотивировано: это, несомненно, изъян в памяти моей сказительницы.

- Оба мы преступники, душегубы, много злодейств натворили при жизни и, в конце концов, они привели нас на виселицу. Давно уже висим мы в том самом виде, как ты нас нашел, и нам было суждено оставаться здесь, пока кто-нибудь не сделает для нас того, что ты сделал. Однако чтобы нам спастись и попасть в рай, надобно еще кое-что.

- А что надобно? - спрашивает Жан. - Скажите, и если это мне по силам, я все сделаю.

- Сначала погреби наши кости в освященной земле, на приходском кладбище; потом покопайся в земле на том самом кладбище, в углу у восточной стены, и найдешь богатый клад, там и кресты, и кадила, и чаши, и реликварии, золотые да серебряные, усыпанные драгоценными камнями, и все это мы награбили по разным церквям и зарыли в том месте. Продай все это, а вырученные деньги подели между бедняками, - вот тогда нас допустят в рай Господень.

- Ладно, сделаю, - отвечает Жан.

Сказано, сделано. И пошел он дальше.

На закате очутился он у стен прекрасного замка.

- Попрошусь-ка я на ночлег в этот замок, - говорит он сам себе.

Ворота были открыты, вошел он во двор и никого не повстречал по дороге. Вступает он в замок, минует покой за покоем и не видит ни одной живой души, и показалось ему это странным. Выглянул он из окна и приметил неподалеку дом, в котором люди живут. Пошел он в тот дом и спросил ночлег да ужин.

Вы как, пугливый человек или нет? - осведомляется хозяин дома.

- Я не знаю, что значит страх, - отвечает Жан, - и не боюсь ничего на свете.

- Ну, если вы пожелаете провести ночь вон в том замке, а наутро прийти и рассказать мне, что вы там видели, я вас щедро награжу.

- С большим удовольствием, - отвечает Жан.

И вот он сытно поужинал, а затем, часов в десять вечера, отправился в заброшенный замок.

А замок этот прежде принадлежал сеньерам, которые творили все злодеяния, какие только можно себе вообразить, так что все считали, что над ними тяготеет проклятие, и с тех пор, как владельцы замка умерли, каждую ночь оттуда раздавался такой грохот и шум, что никто больше там не селился, и поговаривали, что это дьяволы справляют там свои шабаши вместе с прежними владельцами.

Растянулся Жан на прекрасной постели с пуховой периной, что стояла в первом этаже, и стал ждать. Ближе к полуночи слышит он шум в камине, и вот показались оттуда трое, все какие-то странные. Зажгли они свечку, расселись вокруг стола и стали играть в карты.

Скоро они принялись упрекать друг друга в нечестной игре, заспорили и подняли такой шум и гам!

Жан, который не спал и даже не разделся, встал потихоньку, приблизился к ним и говорит:

- Уж больно вы шумите, приятели! Я все видел и сейчас я вас помирю.

Поначалу картежники изрядно удивились, но потом изъявили готовность покориться его суду и предложили ему играть с ними.

- Охотно, - отвечает Жан, - только давайте играть честно.

Но они все равно продолжали плутовать. Одна карта упала, Жан полез со свечкой под стол, чтобы ее подобрать, и видит, что у них вместо ног раздвоенные копыта.

- Так я и думал, - говорит он сам себе, - это черти. Самое время испытать мою звезду.

Вытащил он звезду из кармана и приставил ее дьяволам к горлу, а они давай вопить, что есть мочи:

- Смилуйся! Смилуйся! Убери эту штуку и отпусти нас!

- Я не уберу звезды и не отпущу вас, покуда вы не обещаете никогда больше сюда не возвращаться и не смущать покой владельцев этого замка.

- Обещаем, и никогда больше сюда не вернемся.

- Тогда ступайте, но чтобы больше вас здесь не видели, а не то вы так легко не отделаетесь.

Спрятал Жан звезду и они убрались туда, откуда пришли: теперь владельцы замка могли сюда вернуться и жить спокойно.

Жан женился на единственной дочке сеньера, очень богатой и красивой девице, и они зажили вместе счастливо; а когда они умерли, звезду прикрепили на их надгробии, и она еще и помогла им попасть в рай.


Рассказала по-бретонски Маргерит Филипп.

Записал и перевел Франсуа Люзель. - Плуарету 12 сентября 1887 г.

все сказки :: версия для печати

© elf.org.ru, Andrey G. Zlobin, Saint-Petersburg, Russia, 2001-2011