питерский портал фолк-музыки elf.org.ru

# ПЕРОНИК

бретонская сказка


Хотите - верьте, Хотите - не верьте,

А хотите - сходите да сами проверьте.


УКила когда-то бедная вдова в убогой хижине над Гоаз-анн-илис (над ручьем, что у церкви), неподалеку от селения Плуарет, у дороги на Ланьон. И всего-то добра у нее было - хижина, да корова, да сын по имени Пе-роник. Целыми днями она пряла, сидя на пороге, а по средам ходила на Старый рынок продавать свою пряжу и выручала несколько су, которых им хватало на овсяную кашу да гречневые лепешки, чем жить всю неделю.

Перонику было лет восемь-десять, это был шустрый мальчик со смышленой рожицей. Он пас материну корову на пустырях и в канавах вдоль обочин. Однажды весной приглядывал он за коровой, как обычно, распевая и ножом счищая кору с ореховой палочки, и вдруг, к его удивлению, небо потемнело. Поднял он голову и видит прекрасную золоченую карету, запряженную парой белых коней, которыми правит прекрасная принцесса. Карета подкатила прямо к нему, принцесса улыбнулась мальчику и спросила:*

- Хочешь поехать со мной, дружок?

- Я не могу бросить корову и маму, - отвечает мальчик.

- Ступай, позови маму, я с ней поговорю. Побежал Пероник домой и говорит:

- Мама! Мама! Там прекрасная принцесса, она хочет взять меня с собой, идите скорей, она ждет и хочет с вами поговорить.

Бросила старуха веретено и пошла за мальчиком.

- Не отпустите ли, моя милая, - спрашивает ее принцесса, - вашего мальчонку ко мне в услужение? Я о нем хорошо позабочусь, можете быть за него совершенно спокойны.


*О6ычно роль, приписываемую здесь принцессе-волшебнице, исполняет великан-волшебник.


Мать заколебалась, не знает, что и сказать.

- Вот две сотни золотых экю, - говорит принцесса и протягивает ей целую пригоршню золота, - а сыну вашему я буду платить сто золотых экю в год.

Бедная женщина никогда таких денег не то что в руках не держала, а даже и не видела; приняла она золото и дала согласие.

Попрощался Пероник с матерью, вскочил в карету, карета взвилась в воздух и пропала. На закате очутилась карета в аллее, усаженной древними дубами, которая вела к прекрасному замку. Принцесса и Пероник ступили на землю и через большую железную дверь вошли в замок.

На другое утро принцесса говорит Перонику:

- Я уезжаю в путешествие, а ты останешься один, но в замке ты найдешь всего вдоволь. Идем, я покажу, что тебе надо будет делать в мое отсутствие.

Сперва она отвела его на конюшню.

- Вот кобыла - ты будешь за ней усердно ходить. Корми ее вволю сеном и овсом, води погулять дважды на дню.

Потом она показала мальчику другую кобылу, тощую и заморенную - а первая была тучная и вся лоснилась.

- А на эту кобылу не обращай никакого внимания. Потом она вручила мальчику связку ключей.

- Вот ключи от всех покоев в замке. Можешь расхаживать повсюду, заглядывать во все залы, во все комнаты, кроме одной-единственной, вот ключ от нее (она показала ему этот ключ). Посмотри на него хорошенько и горе тебе, если ты ослушаешься или ошибешься.

- Ладно, - отвечает мальчик, - но ежели мне больше нечего будет делать, я здесь заскучаю один. Оставьте мне что-нибудь для забавы, чтобы время провести.

- Что ты хочешь, чтобы я тебе оставила?

- Серебряные кегли с серебряным шаром, к примеру сказать.

- Будь по-твоему, вот тебе серебряные кегли и серебряный шар.

- Спасибо! Но мне бы еще хотелось получить золотые кегли и золотой шар.

- Вот тебе и золотые кегли, и золотой шар; теперь ты доволен?

- Да, но не все же мне играть, правда?

- Чего тебе еще хочется?

- Был бы у меня, к примеру сказать, серебряный дрозд, чтобы умел насвистывать разные танцы, когда мне наскучит в кегли играть...

- Будь по-твоему ^ вот тебе еще серебряный дрозд, он будет петь, сколько ты пожелаешь. А теперь мне пора, а как долго я буду в отъезде, и сама не знаю.

Взвилась она в воздух в своей прекрасной карете и пропала.

Пошел Пероник на конюшню, покормил кобылу, которую поручили его заботам, потом поводил ее по большой аллее, что вела к замку; кобыла летела быстро, как ветер.

Вернулся он с прогулки и говорит:

- Надобно мне осмотреть замок, раз уж у меня есть все ключи.

Отворяет он дверь одной комнаты и застывает на пороге, ослепленный, при виде серебра, золота и драгоценных камней, которые грудами лежат на полу.

- Ого! - вскричал Пероник, - хозяйка-то замка, видно, важная птица!

Входит он в другую комнату и видит, что в ней полным-полно всякой одежды, роскошной и бедной, -камзолы да платья для королей и королев, принцев и принцесс, герцогов и маркизов, - бархатные, шелковые, с роскошными позументами и галунами, золотыми и серебряными; тут же платья, и куртки, и рабочие блузы ремесленников, крестьян и крестьянок.

- Куда это я попал? - задумался мальчик. - Надобно мне держать ухо востро.

Третья комната была забита штуками тончайшего полотна; в четвертой оказались всевозможные игрушки и музыкальные инструменты.

Каждый день погуляет он с кобылой, поиграет немного в золотые и серебряные кегли, послушает пение серебряного дрозда, а потом бродит по залам да комнатам и всякий раз, проходя мимо запретной двери, говорит себе:

- Что бы там могло быть?

И его подмывало отомкнуть дверь. Наконец, спустя неделю, он ее отомкнул и с изумлением обнаружил конька, такого тощего, такого тощего, что едва на ногах держался; в яслях перед ним была навалена груда колючек, а сзади - охапка свежего клевера.

- Бедное животное! - невольно воскликнул мальчик. - Сейчас я насыплю тебе клеверу вместо колючек.

Берет он охапку клевера, кладет в ясли, а колючки швыряет в угол.

Тут конь заговорил человеческим голосом:

- Спасибо тебе, Пероник! Но я не ем этого - я ем ту же пищу, что и ты. Не знаешь ты, несчастный, куда угодил! Принцесса, которая тебя сюда привезла, - королева всех чародеев. Давно уже держит она меня здесь, колдовством превратив в лошадь, и если ты не остережешься, с тобой будет то же самое, что со мной и со множеством других людей всех сословий, которых она заколдовала. Но не отчаивайся, не все для тебя потеряно, и если ты сделаешь все в точности, как я скажу, мы еще выберемся с тобой отсюда в своем обличье, а с нами вместе и другие люди.

- Ничего лучше мне и не надобно, - отвечает Пероник. - Скажите скорей, что надо делать.

- Коли так, давай поспешим, потому что чародейка уже знает, что ты отворил запретную комнату, и с мину- ты на минуту вернется. Ступай поскорее в ту комнату, где хранится полотно, да возьми кусок полотна в три локтя длиной; затем ступай в ту комнату, где видел груды золота, серебра и драгоценных камней; захвати всего, сколько сможешь унести. Не забудь золотые да серебряные кегли с шарами, и навьючь это все мне на спину. А серебряного дрозда посади себе в карман. Потом завяжи морду огромному бульдогу, что сидит в будке (теперь он спит), и возвращайся за мной. Ну, ступай, да поторапливайся.

Сделал Пероник из полотна мешок, наполнил его золотом, серебром, драгоценными камнями; кладет он туда же золотые да серебряные кегли с шарами, навьючивает все это добро на спину коню. Затем завязывает морду бульдогу в будке, прячет в карман серебряного дрозда и возвращается к тощему коньку, а тот ему говорит:

- Сходи еще в спальню к волшебнице и возьми маленькую красную книжечку, которую увидишь на столе у кровати - без этой книжечки мы бессильны. Да поживей, поживей!..

Идет Пероник в спальню к волшебнице и приносит красную книжечку.

- Теперь садись на меня поскорей и поедем: собака в будке - сестра волшебницы, она превращается в любое животное или в человека по своему выбору. Как только она проснется, так оборвет цепь и побежит за нами.

И они пустились в дорогу.

- Погляди назад, не видать ли чего? - спрашивает вскоре у Пероника конь.

- Вижу! - отвечает тот. - Вижу огромного пса, он за нами несется, вот-вот догонит...

- Это собака из замка, сестра волшебницы. Красная книжечка, сделай так, чтобы здесь забил прекрасный источник, а мы пускай обернемся двумя лягушками в воде.

Сказано - сделано.

Вскоре прибегает собака. Ищет, нюхает, никак не поймет:

- Куда они подевались? Только что были здесь, а теперь я вижу только источник, а в воде на дне двух лягушек. Побегу, расскажу сестре.

Возвращается она в замок.

- Ты почему вернулась одна? - спрашивает чародейка,

- Я не знаю, что с ними сталось: прибежала я туда, где их видела, и уж думала, схвачу, но увидела только источник, а в воде, на дне - двух лягушек!

- Проклятие! - в ярости завопила чародейка. - Две лягушки в воде, ведь это были они!

Это были они!

А Пероник и конь, едва убежала собака, снова приняли прежний облик и поехали дальше.

- Погляди назад, не видишь ли чего? - спрашивает конь немного погодя.

- Вижу, мчится чародейка, так и кипит от ярости!

- Красная книжечка, сделай так, чтобы здесь воздвиглась прекрасная часовня, и пускай мы обернемся двумя статуями святых по обе стороны от алтаря.

Сказано - сделано.

Примчалась чародейка. Ищет, изрыгая проклятия, топает ногами от ярости, но ничего не находит и ни с чем поворачивает назад.

А двое беглецов, немедля, приняли свое прежнее обличье и, не теряя времени, поехали дальше. Переправились они через реку и выбрались из владений чародейки: теперь она не имела над ними никакой власти.

И успели они как раз вовремя: чародейка спохватилась, что у нее похитили красную книжечку, и снова пустилась в погоню, кипя от ярости, вопя, рыча и производя адский грохот.

- Будь ты проклят, Пероник, что похитил у меня красную книжечку, в которой таится вся моя колдовская наука и вся сила! - проревела она с берега реки, через которую ей нельзя было переправиться, а двое беглецов с другого берега смеялись над ее яростью,

А потом Пероник и его конь отправились в Париж. Перед въездом в город конь говорит Перонику:

- А теперь убей меня...

- Чтобы я вас убил! Да у меня рука не поднимется!

- А все же так нужно, чтобы довести до конца начатое. Говорю тебе, ты меня убьешь, обдерешь с меня шкуру, а после поглядишь, что будет. Ты только доверяй мне и ничего не бойся.

Убил Пероник коня, ободрал с него шкуру и каково же было его удивление, когда из шкуры этой вышел прекрасный принц, который ему сказал:

- Благослови тебя Бог, Пероник; ты спас меня от заклятья чародейки, а заодно освободил и множество других несчастных. Все одежды, что ты видел в одной из комнат замка, принадлежали людям разных сословий, которых чародейка заколдовала и держала в плену, но нынче они, также как я, обрели свой прежний облик, а заодно и свободу. Я сын турецкого императора; поедем со мной ко двору моего отца, женишься на моей сестре, прекраснейшей принцессе, какая бывала под солнечным оком, а когда отец умрет, ты станешь турецким императором.

- Спасибо, - отвечает Пероник, - но я еще не хочу жениться: хочу постранствовать, посмотреть мир, пока молод; если хочешь, встретимся с тобой позже, и тогда, может быть...

Распростились они и разошлись каждый своей дорогой,*

Пришел Пероник в Париж и поселился на постоялом дворе неподалеку от королевского дворца. Поскольку воспитание он получил не слишком основательное, стал он брать уроки французского, каллиграфии, танцев и фехтования, и делал такие быстрые успехи, что на исходе трех месяцев учителям уже нечему стало его учить. Тогда он явился к королю и испросил себе какой-нибудь должности при дворе.

Взяли его помощником садовника. С шести утра до шести вечера трудился он во дворцовых садах, и очень полюбился старшему садовнику своей понятливостью и трудолюбием.

Вот немного времени спустя он спрашивает:

- Господин старший садовник, а когда будет праздник у садовников?



*Обычно герой освобождает не принца, а принцессу, на которой затем женится. Последующие эпизоды принадлежат, по-видимому, к другому циклу историй.

- Через три недели, - отвечает старший садовник.

- Через три недели? Как долго ждать... А нельзя ли устроить его пораньше? Деньги у меня есть, все расходы я оплачу; мне не терпится свести знкомство со всеми парижскими садовниками.

- Ладно, - отвечает старший садовник, - раз уж вы берете на себя все расходы, я не вижу никаких препятствий.

И вот стали готовиться к празднику, натянули тенты, расставили столы в большой дворцовой аллее. Все парижские садовники получили приглашения, и праздник удался на славу.

Встали из-за стола и начали играть в разные игры, в шары, в башмачок, в кегли. Пероник вынес серебряные кегли и серебряный шар, и все так и ахнули от восхищения.

Король как раз гулял по саду под руку с дочерью, и принцессе страстно захотелось получить серебряные кегли и серебряный шар. Вернулась она во дворец и послала к Перонику горничную узнать, не согласится ли он их продать.

- С удовольствием, - говорит мальчик, - принцессе я ни в чем не откажу.

- Сколько вы хотите за ваши кегли?

- Ах, ни золота, ни серебра мне не надо.

- Чего же вам надо?

- Только поцелуй принцессы,

- Наглец! Подумайте, что вы такое говорите! Просите золота или серебра, но только не этого!

- Пожалуй, А все-таки передайте мою просьбу принцессе.

Горничная возвращается к своей госпоже,

- Ну? - спрашивает та.

- Принцесса, не смею повторить, что он сказал.

- Почему же? Говорите, не бойтесь.

- Как прикажете! Он сказал, что не уступит свои кегли ни за золото, ни за серебро.

- Так что же он за них просит?

- Ваш поцелуй.

- Ах вот как? Передайте, пускай придет ко мне

потолковать.

Вот служанка вновь идет к Перонику и говорит ему:

- Ступайте к принцессе, она желает с вами потолковать, да прихватите ваши серебряные кегли с

серебряным шаром.

Приходит Пероник к принцессе, а она спрашивает:

- Неужели, юный садовник, вы и впрямь не желаете уступить ваши кегли ни за золото, ни за серебро?

- Да, принцесса, так и есть, не желаю.

- Какую же цену вы за них просите?

- Ту, которую назвал вашей горничной, принцесса,

и никакую другую.

- Какое безумие! Вы же сами понимаете, что это

невозможно.

- В таком случае, ваше высочество, вы не получите моих серебряных кеглей.

- И это ваше последнее слово?

- Да, ваше высочество, это мое последнее слово.

- Ну, коли так, делать нечего...

И принцесса подставила щечку для поцелуя, а Пероник взамен отдал ей свои серебряные кегли.

Три недели спустя настает день, на который был назначен праздник садовников:

- Приближается праздник садовников - надеюсь, мы

повеселимся?

- Еще раз? - удивился старший садовник.

- Конечно, ведь первый праздник удался на славу!

- Так-то оно так, да только кто будет платить?

- Об этом не беспокойтесь, я, как и в тот раз, беру все расходы на себя.

- Что ж, в таком случае не вижу, почему бы нам не повеселиться еще раз.

И вот устроили для садовников еще один праздник.

После угощения опять стали играть в разные игры, в том числе и в кегли; вынес Пероник свои золотые кегли с золотым шаром.

Увидала принцесса золотые кегли да золотой шар и снова шлет к их обладателю горничную - прицениться.

- Почем уступаете ваши золотые кегли вместе с шаром? - спрашивает у Пероника горничная.

- А кто покупатель?

- Моя госпожа.

- Ах вот как! Я не возьму за них ни золота, ни серебра.

- Что же вы за них желаете?

- Только взглянуть на коленку принцессы.

- Наглец! Будьте уверены, она никогда на это не согласится.

- Возможно. Но вы все-таки передайте. Вернулась служанка к своей госпоже.

- Ну, что? - спрашивает та.

- Не смею повторить вам его слова.

- Почему же? Уж вы скажите.

- Как вам будет угодно, ваше высочество. Он сказал, что не надо ему ни золота, ни серебра, а только посмотреть на вашу коленку.

- Какой дерзкий юноша! А все же скажите ему, чтобы пришел ко мне потолковать, да захватил золотые кегли с шаром.

Явился Пероник к принцессе, и она ему говорит:

- То, о чем вы попросили через горничную, невозможно, просите лучше золота или серебра, или чего угодно, и все вам будет.

- Нет, принцесса, - отвечает он, - золота и серебра у меня и без вас хватает. Мне надо или то, о чем я попросил, или ничего.

- Как вы безрассудны, юноша, право! Хотя...раз такое дело...

И она проворно приподняла юбку выше колена, а потом сразу опустила,

- Видели? - спрашивает она, краснея.

- Видеть-то видел, но не успел рассмотреть: уж очень быстро вы опустили юбку.

- Мы не договаривались, что я буду стоять с задранной юбкой дольше, так что давайте сюда золотые кегли с золотым шаром.

- Ваша правда, возьмите.

И отдал он ей золотые кегли с шаром.

Спустя неделю Пероник снова говорит старшему

садовнику:

- Я дважды угощал городских садовников, но их жены, матери, сестры и дети не участвовали в наших праздниках, а мне хотелось бы угостить их тоже.

- Похвальная мысль, - отвечает старший садовник, -

и я ее весьма одобряю.

И вот устроили третий праздник, еще более пышный, и пригласили на него вместе с садовниками их матерей и сестер, и жен с детьми. После трапезы пошли игры, и Пероник предложил потанцевать.

- Давайте! Давайте танцевать! - с редким единодушием закричали женщины.

- Но кто нам подыграет? У нас тут нет ни волынки, ни свирели, ни тамбурина, ни скрипок.

- Об этом можете не беспокоиться, - отвечает Пероник. - Музыка будет, это я беру на себя.

Сходил он за своим серебряным дроздом, посадил его на ветку апельсинного дерева и сказал ему:

- Мой прекрасный^ серебряный дрозд, исполни свой

долг!

И дрозд тут же запел таким мелодичным голосом, что музыки слаще не бывало даже в раю. Все были очарованы, и все, - мужчины, женщины, даже старики и старухи, - заплясали, закружились, запрыгали в неудержимом веселье.

Принцесса сидела у окна спальни, которое выходило

в сад; и вот она вскричала:

- Боже, какая прелестная музыка! Но кто играет? Не вижу музыкантов... Ах, это наверное, поет прекрасный серебряный дрозд, который сидит на апельсинном дереве! Боже, какая великолепная птица! Наверно, этот дрозд тоже принадлежит нашему юному садовнику.

И вот она велит горничной:

- Ступайте, и попросите его продать серебряного дрозда за любую цену.

Служанка опять идет к Перонику и спрашивает:

- Не согласитесь ли продать моей госпоже вашего серебряного дрозда?

- С удовольствием, - отвечает юноша, - но предупреждаю вас, что стоит он дорого.

- Сколько вы за него просите?

- За него я тоже не возьму ни золота, ни серебра -этого добра у меня и без вас хватает.

- Скажите, чего же вам угодно?

- Провести три ночи с принцессой.

- Наглец! Видать, совсем вы голову потеряли, что ведете такие речи. Знал бы об этом король!.. Образумьтесь же и попросите чего-нибудь другого,

- Нет, или будет по-моему, или дрозд останется у меня.

Возвращается горничная к принцессе.

- Ну, - спрашивает та, - что он тебе сказал?

- Всякие глупости.

- Какие же? Говорите поскорей. -Не смею.

- Говорите, прошу вас, и ничего не бойтесь; что он просит за своего серебряного дрозда?

- Ну... Если уж вы заставляете меня говорить, ваше высочество, он желает провести с вами три ночи.

- Ах вот как? Этот юноша ничего не боится! А все-таки скажите, пускай придет ко мне да захватит своего дрозда: я надеюсь сговориться с ним о более разумной цене.

Приходит Пероник, на пальце у него сидит серебряный дрозд.

- В чем дело, садовник? - говорит ему принцесса. -Не может быть, чтобы вы попросили меня о том самом, о чем мне сказала горничная.

- А что она вам говорила?

Принцесса поворачивается к горничной.

- Повторите, что вы мне сказали? Та повторила.

- Все так и есть, ваше высочество, - подтверждает Пероник.

- Что за безрассудная просьба? Требуйте золота и серебра, сколько вам будет угодно, но уж на такое и не надейтесь...

- Коли так, ваше высочество, мне остается только удалиться с моим серебряным дроздом.

Поклонился он и вышел вон.

Но не успел он выйти со двора, как принцесса зовет его назад.

- Послушайте, садовник, - говорит она, - назначьте же более разумную цену.

- Нет, ваше высочество, или то, что я сказал, или ничего.

- Ну ладно.,. Раз такое дело... Давайте сюда вашего дрозда! Нынче вечером, когда все во дворце уснут, приходите и тихонько постучитесь в дверь моей опочивальни... Только смотрите, чтобы никто вас не заметил.

И вот принцесса прогуливается день за днем по дворцу и по саду с серебряным дроздом на пальчике, и радости и гордости ее нет конца, и кто ни услышит пение птицы, все восхищаются.

Однако месяцев через девять слегла принцесса в постель. Принялся придворный врач ее лечить, но ничего не понял в ее недомогании. Пригласили других врачей, но те тоже не разобрались, а может быть, ничего не посмели сказать. Старый король сильно встревожился, потому что очень любил принцессу, да и других детей у него не было.

А Пероник прекрасно знал, чем больна принцесса, и вот пошел он к старому сапожнику, которого знал в городе, и вот что он ему сказал:

- Если хотите, я научу вас, как без малейшего труда заработать много денег, и не придется вам больше ради куска хлеба латать старые башмаки.

- Да я об этом только и мечтаю! - отвечает сапожник.

- Тогда послушайте и сделайте все, как я скажу. Нарядитесь в длинный сюртук, наденьте шляпу с широкой лентой, а на ленте большими буквами напишите: «Мэтр Хирург». Явитесь в таком виде во дворец, попросите, чтобы вас провели к королю, и скажите ему, что прибыли издалека, узнав о болезни его дочери, и чувствуете в себе силу ее вылечить. Просите в награду бочку золота, если лечение будет успешным, и вам не откажут. А еще попросите короля, чтобы он дал вам обязательство за его собственной подписью, что никакого зла вам не причинит, чего бы вы ни говорили.

Старый сапожник исполнил в точности наставления Пероника. Король без возражений подписал обязательство. Затем сапожник идет в опочивальню к принцессе, щупает ей пульс, исследует урину...

- Ну, что скажете? - интересуется король.

- Ваше величество, хворь у вашей дочки неопасная, не хворь, а счастливое ожидание.

- Что такое? Что такое? - вскричал король. - Что все это значит?

И вот он набросился на дочь:

- Кто виновник? - спрашивает.

- Пероник со своим серебряным дроздом.

- Садовник? Ну ладно же! в наказание, дочь моя, выдам вас за него замуж!

А принцессе только того и надо.

Вот как Пероник женился на единственной дочери французского короля, а когда вскорости его тесть умер, то он и сам стал королем.



Рассказала Map г ери т Филип из Плюзюнета

(Кот-дю-Нор). - Январь 1868 г.


все сказки :: версия для печати

© elf.org.ru, Andrey G. Zlobin, Saint-Petersburg, Russia, 2001-2011