питерский портал фолк-музыки elf.org.ru

# ПРИНЦЕССА СОЛНЦА

Было это давным-давно,

Когда куры зубами грызли пшено.


Как-то раз собрался мельник по имени Эвен Керепол поднять затвор у мельницы, что в Керанборне, но тут заметил он в потоке огромного угря и хотел пристукнуть его железным крюком.

- Послушай, Эвен Керепол, - говорит ему угорь, - не вздумай меня обижать!

- Что это значит, угорь, - удивился Эвен, - неужто вы тоже умеете говорить?

- Умею, потому что на самом деле я вовсе не угорь.

- Но кто же вы, скажите на милость?

- Я принцесса Солнца. Вот уже триста лет, как я живу в этом обличье по воле злого волшебника.

- Мне от всего сердца жаль вас. А нельзя ли как-нибудь вас вызволить?

- Можно, Эвен, и кто сослужит мне эту службу, того я щедро награжу.

- Будьте так добры, скажите, что нужно сделать?

- К чему? Многие пытались - принцы, отважные рыцари, но все они потерпели неудачу.

- А все-таки скажите; я тоже не прочь попытать счастья, авось мне повезет больше,

- Будь по-твоему. Надо провести три ночи кряду в старом заброшенном замке там, на холме, над мельничной запрудой, и если после третьей ночи в тебе еще будет теплиться жизнь, ты меня освободишь, и я приму свой прежний облик, снова стану прекрасной принцессой.

- Ладно! Я готов попытать счастья и с божьей помощью надеюсь на успех.

В замке давно уже никто не жил и поговаривали, что по ночам бесы и колдуны сходятся там и поднимают адский шум; после захода солнца никто не смел приблизиться к этому месту. Да, изрядным храбрецом оказался Эвен Керепол, когда рискнул на такое опасное дело. Но в волшебных сказках, что рассказывают в наших краях зимними вечерами у камелька, он часто слыхал о похожих приключениях, и люди скромного звания, такие, как он, выходили из них победителями, вот он и решил попробовать.

Когда пришла ночь, Эвен никому ничего не сказал и отправился в замок. Он прихватил с собой только жбан сидра да немного табаку - покурить. Оружия никакого не взял. Развел он огонь в кухонном очаге, уселся в старое деревянное кресло, покрытое резьбой, и раскурил свою трубку. Вокруг царила полная тишина, нигде ни шороха.

- Странно, - подумал он, - неужто из-за того, что мне вздумалось побывать на шабаше, нынче ничего такого не будет? Коли так, тем лучше: я дешево отделаюсь.

Была уже, наверное, полночь или около того, а в замке по-прежнему все было спокойно, и Эвен, не раздеваясь, прилег на кровать, которая стояла в углу. Но не успел он как следует растянуться, как в кухню вошли три великана, уселись вокруг стола и начали играть в карты. Они подняли страшный шум и уличали друг друга в нечестной игре.

Потом один из них вскочил и крикнул:

- Здесь пахнет христианином! Неужто вы не чуете? Наверно, где-то здесь прячется христианин.

Он пошел прямо к кровати и увидел Эвена.

- А что я говорил! - заорал он. - Это же мельник с керанборнской мельницы, вот он, здесь, в кровати, хочет, небось, выведать наши тайны и прогнать нас из замка. Идите сюда, приятели, сейчас мы отобьем у него охоту таскаться сюда и шпионить.

И вот они вытащили мельника из кровати, бросили на пол, навалили сверху матрасы и циновки, а сами принялись плясать на них с хохотом и песнями. Бедный Эвен словно язык проглотил; ведь угорь наказывал ему хранить молчание, что бы он ни услыхал и что бы с ним ни делали. Но тут внезапно пропел петух, предвещая рассвет, и великаны сразу же дали тягу, уверенные, что задушили мельника.

Едва они исчезли, появилась принцесса Солнца, такая прекрасная, такая ослепительная, что озаряла все вокруг, словно само солнце. Она вытащила Эвена из-под матрасов и циновок и увидела, что он чуть жив, но еще дышит. Она влила ему в рот несколько капель волшебного эликсира из маленькой склянки, - это была живая вода, - и он снова стал здоровехонек.

- На этот раз ты дешево отделался, - сказала принцесса, - но завтра тебе придется потрудней,

- Все равно, принцесса, - отвечал Эвен, - я хочу пойти до конца.

- Тогда мужайся, мой друг, и продолжай хранить молчание, что бы с тобой ни случилось; помни о награде, что тебя ожидает, и верь мне.

Потом принцесса ушла, и Эвен вернулся на мельницу; на уме у него была одна принцесса и он никому не сказал, как провел эту ночь.

На другую ночь он снова пошел в замок, лег на кровать, как накануне, и стал ждать. Сквозь печную трубу явились три великана и сели играть в карты с криком и руганью. Они больше не думали про Эвена, считая, что он задохнулся под матрасами, но тут сквозь печную трубу с ужасным шумом влетел Хромой Бес и сказал:

- Ну и ну! Вы, как ни в чем не бывало, играете в карты и даже не подозреваете, что мельник опять за вами подглядывает, хочет выведать ваши тайны, прогнать вас из замка и освободить принцессу Солнца!

- Не беспокойтесь, - ответили великаны, - нам уже нечего бояться мельника; вчера вечером перед уходом мы его задушили, закидав матрасами с кровати, в которой он прятался.

- Правда? Тогда скажите, что это лежит там в кровати?

- Как? В кровати опять кто-то есть? Они подбежали к кровати и удивились:

- Опять? Откуда он взялся? Ну, теперь-то мы с ним покончим.

Они грубо выволокли мельника из его укрытия и стали перебрасывать его, как мяч, из конца в конец кухни, и швыряли его то о потолок, то о каменные плиты пола. Но как они его ни мучали, бедный Эвен держал язык за зубами.

За этим занятием его и застал крик петуха; но перед уходом Хромой Бес с такой силой швырнул мельника о стену, что он так и прилип к ней, словно вареная картофелина.

Как только бесы ушли, явилась принцесса. В теле мельника еще теплились искорки жизни. Она натерла его мазью собственного изготовления, опрыскала его своей волшебной водой и снова встал на ноги живой и здоровый.

- Тебе выпало жестокое испытание, мой бедный друг! - сказала принцесса, - но теперь ты снова вернулся к жизни. Теперь тебе осталось провести в замке всего одну ночь, а там и конец твоим мукам, и ты получишь награду, которую я тебе обещала. Итак, мужайся, верь мне, и все будет хорошо,

- Как погляжу, - ответил Эвен, - нелегкое это дело принцесс расколдовывать, да ничего, я уж не подведу и пойду до конца, чего бы мне это ни стоило.

Потом принцесса ушла, а Эвен вернулся к себе на мельницу.

На третью ночь бесы терзали его еще свирепее, чем в первые две, швыряли его о стены и об пол кухни, рвали когтями и топтали копытами. Он все еще дышал, и тогда они проткнули его вертелом, засунули в самый огонь и, едва прокричал петух, убрались прочь в уверенности, что теперь-то уж разделались с ним.

Когда пришла принцесса, она поспешила вытащить его из огня, наполовину изжаренного, и стала искать в нем хотя бы слабые признаки жизни. Она боялась, что его уже невозможно будет оживить. И все-таки она растерла его своей мазью, вылила на него всю склянку живой воды, и потихоньку, полегоньку он стал оживать у нее на глазах, пока, наконец, не вскочил на ноги живой и здоровый пуще прежнего.

- Победа! - воскликнула принцесса. - Окончились твои испытания, ты освободил меня от злых бесов: теперь они надо мной не властны!

И она бросилась его обнимать и целовать, а потом сказала:

- Иди за мной, я награжу тебя по заслугам.

Она отвела его в подвалы замка и, показав на две бочки, объявила:

- Гляди! Вот эта бочка до краев полна золотыми монетами, а та - серебряными; дарю тебе обе. Ты станешь первым богачом в вашем краю и сможешь выбрать себе невесту среди самых богатых и красивых девиц. Ну что, доволен ты?

Поблагодарил Эвен принцессу, но ей показалось, что он рад меньше, чем она ожидала; пожалуй, он даже выглядел удрученным.

- Ты как будто не совсем доволен? - снова спросила она. -Почему ты так помрачнел, чего ты еще желаешь?

- Ваша правда, - признался он, - у меня тоска на сердце.

- Почему? Расскажи мне, и если это в моей власти, я сделаю все, что попросишь.

- Я надеялся, - признался мельник, - что после всего, что я претерпел ради вас, вы наградите меня не золотом и не серебром, а отдадите мне вашу руку.

- Я ни в чем не могу тебе отказать, - ответила принцесса, протянув ему руку, - даже в этом. Отныне мы жених и невеста, и через десять дней сыграем свадьбу, если ты меня lie забудешь и останешься мне верен. Назначаю тебе свидание через десять дней в селении


Плуарет: там состоится наше бракосочетание. А теперь я уезжаю к отцу в его королевство Гасконь.

И она умчалась в прекрасной карете, запряженной четырьмя дромадерами.

В назначенный срок, через десять дней, Эвен пустился в путь в сторону селения Плуарет, взяв с собой только парня, пособлявшего ему на мельнице, по имени Габик; для этого случая он купил работнику новое платье, потому что Габик должен был быть свидетелем и дружкой у него на свадьбе. Их путь лежал через местечко Пенанменез, где в убогой хижине на обочине дороги жила старая колдунья, а у той была дочка, молодая и красивая, и эта дочка была влюблена в Эвена Керепо-ла, который был очень хорош собой. Когда Эвен с работником проезжали мимо, старуха сидела на пороге и крикнула им:

- С чего бы вам так важничать, парни? Куда это вы собрались? Едете, как на свадьбу.

- Все может быть, - отвечает Эвен, не останавливаясь.

- Так вы очень торопитесь? Скажи хотя бы, чья свадьба-то?

- Мы боимся опоздать, нам нельзя останавливаться.

- Ну что поделаешь! Возьми хоть вот это яблочко из моего сада. И старуха протянула ему прекрасное румяное яблоко. Взял он яблоко, положил в карман и поехал вместе со своим товарищем дальше. Погода была жаркая, и когда добрались до Рюбезена, Эвену захотелось пить и он съел яблоко. И тут же заснул так крепко, что свалился с коня прямо в придорожную канаву. Габик подбежал к нему, принялся его расталкивать и сажать в седло. Но все впустую: разбудить Эвена было невозможно. Видя такое дело, Габик оставил его вместе с конем, который отказался покинуть хозяина, и поехал на свидание один. Ровно в десять принцесса в нарядной раззолоченной карете, запряженной четырьмя дромадерами, прикатила на площадь селения Плуарет, прекрасная и лучезарная, как солнце.

- Где же Эвен Керепол? - спросила она у Габика.

- Увы, принцесса, - ответил тот, - он заснул на дороге, да так крепко, что я не сумел его разбудить, хотя старался изо всех сил.

Принцесса вздохнула и, протянув работнику платок, сказала:

- Вот платок звездного цвета, отдайте его Эвену от меня да скажите, чтобы приехал завтра в тот же час; и велите ему, чтобы по дороге ни с кем не разговаривал, иначе с ним случится то же, что нынче.

Затем она с недовольным видом вскочила в свою карету, и четыре дромадера умчали ее прочь.

Габик вернулся к хозяину, а тот проснулся, как только работник к нему приблизился. Габик рассказал ему все, что произошло и передал слова принцессы, Эвен очень огорчился, и они в унынии вернулись на мельницу.

На другой день в тот же час они снова пустились в путь по дороге к селенью Плуарет. Когда они проезжали мимо жилища колдуньи, та снова сидела на пороге и крикнула им:

- Куда это ты собрался, Эвен Керепол? Опять на свадьбу?

- Не твое дело, старая ведьма, - огрызнулся Эвен.

- Как ты нынче нелюбезен! А все-таки послушай меня: мне надо тебе что-то сказать.

Она подошла к нему и незаметно сунула ему в карман еще одно яблоко. Погода опять была жаркая и, подъезжая к Рюбезану, Эвен сунул руку в карман куртки, нащупал яблоко, съел его, совсем даже не думая о вчерашнем приключении. И снова его сморил неодолимый сон, и он свалился с коня наземь. Габик, как накануне, напрасно пытался его разбудить и снова решил сам ехать на свидание.

- Где Эвен Керепол? - спросила принцесса, которая вновь приехала в своей золоченой карете, запряженной четырьмя дромадерами.

- Увы, принцесса, - смутился Габик, - с ним случилось то самое, что и вчера: он заснул так крепко, что я не мог его добудиться.

Принцесса тяжко вздохнула и, протянув работнику платок лунного цвета, сказала:

- Вот платок лунного цвета, отдадите его Эвену и скажите, чтобы приехал завтра в тот же час, да передайте ему мой совет, чтобы держался настороже, ни с кем не пускался в беседу и ни от кого ничего не брал по дороге, потому что я назначаю ему свидание в последний раз, и если он опять не приедет, больше ему меня не видать.

Затем она сердито нахмурилась, села в карету, и четыре дромадера умчали ее прочь. Габик вернулся к хозяину, а тот как раз проснулся и впал в великое горе, когда понял, что опять не попал на свидание.

На другой день мельник и его спутник вновь пустился в дорогу - в третий и последний раз. Когда проезжали через Пенанменез, колдунья опять сидела на крыльце и окликнула их:

- Эй, красавчики, чего вы так важничаете? Никак, нынче опять на свадьбу собрались?

Эвен и Габик не ответили и поскакали быстрее. Но колдунья побежала за ними и исхитрилась-таки сунуть Эвену яблоко в карман куртки, а он ничего не заметил. Проезжая Рюбезен, съел он это яблоко, как предыдущие, и тут же заснул, свалился с коня в придорожную канаву, и пришлось Габику вновь ехать одному на свидание.

- Опять ты один! Где твой хозяин? - накинулась на него принцесса.

- Он снова заснул, - смущенно признался Габик, -и я не мог его добудиться.

Эх, бедняга! - с тяжким вздохом воскликнула принцесса. - Вот, возьми третий платок солнечного цвета, отдай ему от меня да скажи, что отныне я для него потеряна, и больше ему меня не видать.

Она протянула работнику третий платок, в гневе села в карету, и четверка дромадеров умчала ее прочь.

Габик воротился к хозяину, который проснулся в тот миг, когда работник к нему подъехал, передал Эвену платок солнечного цвета и повторил, что сказала принцесса. Эвен зарыдал, впал в отчаяние, а потом объявил:

- Нет, не могу я смириться с тем, что больше ее не увижу; поеду на поиски и не остановлюсь ни днем, ни ночью, покуда не найду принцессу Солнца.

Отправился он в старый замок, тот самый, откуда прогнал бесов, набил себе карманы золотом и серебром и пустился в путь.


Кто деньги направо-налево швыряет,

У того недостатка в друзьях не бывает,

А кто не спешит развязать суму,

Тот не нравится никому.


Где бы Эвен ни появлялся, повсюду он щедро сорил деньгами, поэтому везде он был желанным гостем и его осыпали добрыми советами.



Все дальше и дальше несли его ноги,

И прошел он изрядную часть дороги.


Шел он, шел, куда глаза глядят, не разбирая пути, но мужество и решимость ни на миг его не покидали. Наконец вышел он на лесную дорогу, окаймленную старыми дубами, и спросил у старика, которого повстречал в самом начале:

- Куда ведет эта дорога, дедушка?

- Вот уже почти сто лет я здесь живу, - отвечал старик, - но ни разу не дошел до конца этой дороги и не могу вам сказать, куда она ведет; знаю только, что она очень длинная.

- Какая бы она ни была длинная, - возразил Эвен, -должна же она где-нибудь кончиться и куда-нибудь привести, и я это узнаю.

Сказал и решительно зашагал вперед.

Идет он, идет, и слышит по обе стороны вопли, и вой, и рычание всевозможных диких зверей.

- Навряд ли выйду я когда-нибудь из этого леса, -думает Эвен.

Но все-таки он идет дальше, и спустя два дня и две ночи добирается до конца дороги. Там оказался не замок, как ему думалось, а убогая хижина из веток и комьев земли. Вошел Эвен в хижину и увидел старого отшельника с длинной седой бородой.

- Добрый день, отец отшельник, - поздоровался Эвен.

- Добрый день, сынок, - ответил старец. - Чем могу помочь вам?

- Я ищу замок принцессы Солнца, отец мой, и ежели вы можете указать мне туда дорогу, вы сослужите мне этим огромную службу.

- Вот уже пятьдесят лет, как я живу здесь в уединении, вожу дружбу лишь с волками и другими лесными зверями, но доныне меня не навещал ни один человек. Не знаю, где находится замок принцессы Солнца, но я повелитель над всеми зверями лесными, а некоторые из них рыщут подчас очень далеко. Позову-ка я волков: может быть, они сумеют нам сказать, где замок принцессы Солнца.

Взял он охотничий рог, поднялся на высокую скалу и протрубил, обратясь по очереди на все четыре стороны света. Тут же отовсюду набежали волки. Были среди них большие и малые, старые и молодые. А были и такие древние, что шерсть у них вся поседела. Все собрались, и отшельник сказал:

- Я созвал вас, чтобы спросить, не знает ли кто из вас, где находится замок принцессы Солнца?

Никто из волков понятия не имел о замке принцессы. Они только слыхали, что она томилась в плену в старом замке над запрудой у керанборнской мельницы. Отшельник отпустил их и сказал Эвену:

- Есть у меня брат, тоже отшельник, он, как и я, обитает в лесу, до него отсюда день ходу. Брат повелевает всеми лесными птицами, большими и малыми, а крылья обычно уносят быстрее и дальше, чем ноги, поэтому брат, может быть, сумеет сказать вам больше, чем я. Даю вам золотой шарик, он покатится впереди и выведет вас прямо к нему. Этот шарик послужит знаком, по которому брат узнает, что вы пришли от меня, и тогда уж он расстарается вам помочь, если это в его силах.

И отшельник протянул Эвену прекрасный золотой шарик. Мельник поблагодарил, попрощался и пошел вслед за шариком, который катился, катился впереди, пока не ударился прямо в дверь ко второму отшельнику.

- Привет тебе, шарик, - сказал старый пустынник. -Какую новость ты принес мне от брата?

- Отец отшельник, - ответил Эвен, - я и есть та новость, которую ваш брат доверил этому шарику.

-Чем же я могу вам помочь, сын мой?

- Я странствую уже давно, отец мой, в поисках замка, где живет принцесса Солнца, и вот ваш брат сказал мне, что вы наверняка сумеете указать мне верный путь.

- Сын мой, я не знаю, где замок принцессы Солнца, но я повелитель всех лесных птиц, больших и малых, и думаю, что какая-нибудь из них расскажет нам об этом замке. Сейчас я кликну птиц.

Он взошел на холм возле хижины и четыре раза дунул в прекрасный серебряный свисток. Туг же со всех сторон тучей слетелись птицы.

-Все здесь? - спрашивает старец.

- Все, - ответил старый ворон, - все, кроме орла.

- Орел вечно опаздывает, когда я вас созываю; наверно, он забрался далеко, но рано или поздно прилетит. Кто из вас знает, где находится замок принцессы Солнца?

Все молчали, а старый ворон сказал:

- Не знаю, где этот замок; знаю только, что принцесса томилась в неволе в старом замке над запрудой у керанборнской мельницы.

Тут и орел прилетел.

- Вечно ты опаздываешь, орел, - недовольно обратился к нему отшельник, - когда я всех созываю. Где ты замешкался?

- Я был в замке у принцессы Солнца, - отвечал орел, - там готовится ее свадьба с сыном португальского короля, по этому случаю закололи множество быков, коров, телят, свиней, баранов, и я лакомился на славу, потому что умею взимать дань от каждой туши.

- Да, ты самый прожорливый из всех пернатых, известное дело, и думаешь только о своей утробе. Так значит, ты знаешь, где находится замок принцессы Солнца?

- А как же, знаю.

- Коли так, отнесешь туда на спине этого человека -и отшельник указал на Эвена - и доставишь его в целости и сохранности, да поживей.

- Охотно, - ответил орел, - но при условии, что мне заготовят вдоволь еды, потому что путь туда неблизкий.

- Без еды не останешься, обжора; скажи нам, что тебе заготовить.

- Мне надобно, по меньшей мере, дюжину баранов.

- Где можно раздобыть дюжину баранов? - спросил Эвен у отшельника.

- Сдается мне, - ответил отшельник, - что их можно купить у помещика здесь, по соседству: у него скота в достатке.

Эвен вместе с отшельником сходил к этому помещику, и за хорошую плату им продали двенадцать баранов.

На другое утро навьючили баранов на спину орла, сверху уселся Эвен, и птица, не без труда оторвавшись от земли, полетела. Для орла ничто не было помехой, он летел над лесами, над реками, над самыми высокими горами; миновали белое море, черное море, красное море и добрались, наконец, до цели путешествия, до замка принцессы Солнца. Орел опустил Эвена на землю целым и невредимым, как обещал, и прежде чем лететь обратно, заверил его, что в случае надобности готов и впредь ему послужить.

Эвен поселился в лучшей гостинице города, который раскинулся у подножия замка, и стал расспрашивать, что новенького слыхать.

- Небось, вы совсем издалека прибыли, - ответили ему, - коли не слышали новости, от которой у нас весь город ходуном ходит, а горожане себя не помнят от радости.

- Я и впрямь приехал издали, но, скажите на милость, что же у вас за новость?

- Завтра свадьба: принцесса Солнца выходит замуж за сына португальского короля.

- Вот оно что! Ну, я и сам очень рад: я торгую драгоценностями и по такому случаю могу получить большие барыши.

На другой день Эвен приходит к церкви и садится возле паперти. В десять утра приезжает свадебный поезд на обряд венчания: впереди король, королева и невеста с женихом, а за ними все придворные. Эвен выставил напоказ платок звездного цвета и все на него залюбовались- Принцесса узнала свой платок и человека, который его держал. Она сказала:

- Хочу получить этот платок прежде, чем войду в церковь!

И послала за платком горничную.

- Сколько стоит ваш платок? - спрашивает горничная.

- Не продается ни на золото, ни на серебро.

- Меня послала принцесса Солнца, - не отстает служанка, - просите, сколько угодно, вам заплатят сполна.

- Говорю вам, не надо мне ни золота, ни серебра.

- Чего же вам надо? Скажите прямо,

- Я хочу только, чтобы принцесса позволила мне поцеловать свою левую ножку.

- Оставьте шутки, прошу вас, и назовите вашу цену.

- Я не шучу, потрудитесь передать вашей госпоже мои слова.

Горничная вернулась к принцессе и повторила ей ответ торговца.

- Что за странная фантазия! - воскликнула принцесса.

- Передайте этому человеку, - сказал король, - пускай приходит в замок после венчания, и мы с ним уладим дело.

- Нет, - сказала принцесса, - пока мне не дадут платка, я в церковь не войду.

Как ни уговаривали ее отец, мать и жених, она заупрямилась, и вот церемонию отложили на завтра, и поезд вернулся в замок. Торговца ввели в комнату к принцессе, и она дала ему поцеловать левую ножку в обмен на платок звездного цвета.

Потом уселись за стол, и пошел у них пир горой, попили, поели вволю.

На другое утро в десятом часу свадебный поезд вновь отправился в церковь. А торговец опять уселся на пути, у церковной паперти, и выставил напоказ другой платок, лунного цвета. Принцесса его увидела и тоже пожелала заполучить. Она послала горничную к торговцу, и между ними произошел тот же разговор, что и накануне. На этот раз торговец запросил, чтобы ему позволили поцеловать принцессу в правую ножку, и ни за что не желал сбавить цену. И вновь воротились в замок, не входя в церковь, а венчание отложили на завтра. Торговца опять допустили в комнату к принцессе, он поцеловал ей правую ножку и отдал платок лунного цвета. Потом сели за стол и ели, и пили, и смеялись, и пели, и рассказывали занятные истории до самой полуночи.

На другое утро свадебный поезд в третий раз отправился в церковь. А торговец опять расположился на том же месте, но теперь он выставил напоказ платок солнечного цвета, который так сверкал и переливался, что слепил глаза, как само солнце. Принцесса объявила, что ей нужен этот платок, и послала к торговцу горничную. Та вернулась с ответом, что на сей раз торговец хочет поцеловать руку принцессы.

Венчание в третий раз отложили на завтра и снова воротились в замок. Старый король насупился и сказал, что пора положить этому конец. Торговца снова допустили в комнату к принцессе и позволили поцеловать ей руку, а потом все снова уселись за стол. Однако на сей раз принцесса удержала Эвена и пожелала, чтобы он пировал вместе со всеми.

Когда трапеза подошла к концу и все уже веселились, смеялись, распевали и рассказывали о самых невероятных подвигах, принцесса потребовала внимания и обратилась к португальскому королю:

- Ваше величество, как бы вы наградили человека, который ради вас трижды рисковал жизнью и спас вас от величайшей опасности или вызволил из плена?

- Заслуга такого человека превыше любой награды, - ответил король, - и я дал бы ему все, чего он ни пожелает.

- Что ж! Здесь сидит человек, который ради меня трижды рисковал головой и освободил меня от злых бесов, которые держали меня в плену, и от чар могучего колдуна, превратившего меня в угря.

И, пальцем указав на Эвена, объявила:

- Вот этот человек, и замуж я пойду за него, а не за вашего сына, который ни разу ничего для меня не сделал.

То-то удивились все пирующие, когда услыхали эти слова.

Португальский король, королева и их сын смутились, встали от стола, вышли из зала, сели в карету и укатили к себе в Португалию.

А на другой день с великой пышностью сыграли свадьбу принцессы Солнца с Эвеном Кереполом, и по сему случаю две недели шел великий пир и праздник, а с тех пор я о них ничего не слыхал.



Рассказал по-бретонски Жан Ле Кере, батрак из селения Плуарет, 20 декабря 1891 г

все сказки :: версия для печати

© elf.org.ru, Andrey G. Zlobin, Saint-Petersburg, Russia, 2001-2011