питерский портал фолк-музыки elf.org.ru

# ЧЕЛОВЕК С ДВУМЯ ПСАМИ

бретонская сказка


Когда-то было, когда-то бывало, -

Такое у сказки бывает начало..,


Был когда-то король Франции, и было у него только одно дитя, дочка. Очень он печалился, что нет у него сына, наследника, и горько сетовал:

- Неужто мой род угаснет вместе со мной!

И эта мысль жестоко его мучила. Хотя король с королевой были уже в годах, они всякий день молили Бога, чтобы он ниспослал им сына. Наконец их молитвы были услышаны, и родился у них сынок, пригожий мальчик.

Вскоре старый король умер, перед смертью он выдал дочку замуж за одного могущественного короля; королева-мать ненадолго пережила супруга. Юному принцу - звали его Жан - предстояло взойти на трон в двадцать один год, а покуда он не достигнет совершеннолетия, вся власть в стране перешла в руки его сестры с мужем. Рождение принца нарушило честолюбивые замыслы его сестры, и она не слишком-то его жаловала. Она отослала брата к одному фермеру, жившему в отдалении от дворца, и навещала его очень редко. Между тем юный принц рос; фермер любил его, как сына, и мальчику жилось у него не хуже, чем при дворе, а может быть, и получше. Как-то раз приезжает сестра его повидать и замечает, что мальчик здоровенький, что растет он крепким и сильным; испугалась она и посулила приемному отцу, что подарит ему ферму, прекрасную ферму, если он изведет своего питомца. Фермер пообещал, но у него не хватило духу исполнить такое обещание. Однако он поклялся, что сделал все, как было условлено.

А юного принца переодели пастушком; он ходил с другими пастушатами в ланды пасти овец, и это ему очень пришлось по душе, он играл и пел вместе со всеми, а весной искал птичьи гнезда. В стаде была черная овца, которую он любил больше других овец. Однажды она родила двух барашков, черного и белого. Жан очень обрадовался барашкам. На закате, когда стадо возвращалось на ферму, взял он на руки белого барашка и отнес его в овчарню. С той поры белый барашек стал верным товарищем его игр и лучшим его другом. Он повсюду бегал за ним.

К двадцати годам Жану наскучила такая жизнь, и захотелось ему побродить по свету в поисках приключений. Фермер его очень любил, но опасался, что рано или поздно сестра увидит юношу и узнает его; поэтому он отпустил своего питомца странствовать. И пошел юноша по дороге, куда глаза глядят, куда Господь путь укажет, один-одинешенек, не считая верного белого барашка. Однажды шел он через густой лес и повстречал охотника с двумя псами. Барашек испугался псов, и Жан взял его на руки. Охотник же приблизился к нему и говорит:

- Хотите, молодой человек, мы с вами поменяемся: я дам вам моих псов, а вы мне за это барашка?

- Простите, сударь, но я не хочу расставаться с барашком.

- А я вам дам ружье впридачу.

- Нет, нет, я не уступлю никому моего белого барашка. И прижал барашка к сердцу. И пошел прочь. Сеньер

догнал его и говорит:

- Эти псы, друг мой, будут вас защищать и хранить от любой опасности, какая бы вас ни настигла.

- Нет, не отдам барашка, не отдам барашка.

И зашагал дальше. Однако задумался, поразмыслил и говорит себе:

- Псы у этого охотника уж больно красивые! Они будут меня повсюду защищать и спасут от любой опасности, а бедный мой барашек, увы, ничего такого не может! И ружье у того человека прекрасное... Дай-ка я вернусь и скажу ему, что согласен на обмен.

Воротился он назад и крикнул:

- Сеньер! Сеньер! Я согласен меняться: два ваших пса и ружье за моего барашка.

И они поменялись.

- Псов зовут: Неудержим и Несравним, - сказал сеньер.

Пошел Жан дальше, по пятам два пса, на плече ружье, идет и гордится своей сделкой.

Перед заходом солнца набрел он в лесу на хижину башмачника, из тех, что делают деревянные башмаки - сабо.

Входит и спрашивает:

- Не слыхали, нет ли здесь в округе сеньера, которому нужен хороший охотник?

- Неподалеку отсюда в лесу стоит замок, в том замке живет один сеньер, у него на службе всегда состоят двенадцать ловчих, с которыми он что ни день рыщет по лесу; вчера один из ловчих от него ушел, и если вы меткий стрелок, думаю, что он возьмет вас на службу.

Жан тут же отправился в замок и сеньер взял его на службу с большой радостью, тем более, что и два его пса ему приглянулись.

Только кухарка не обрадовалась, что свора возросла, а значит, и работы для нее, кухарки, прибавилось -ведь она и собачью похлебку варила - поэтому она встретила Жана неласково.

- Не сердитесь, кухарка, - сказал ей юноша, - мои псы не похожи на здешних: они будут вам оказывать множество разных услуг, да вот посмотрите сами: ко мне, Неудержим, ко мне Несравним, ощиплите-ка живо этих куропаток!

И не успела кухарка глазом моргнуть, как на стуле уже лежали две дюжины ощипанных куропаток. Кухарка перестала ворчать, и Неудержим с Несравнимом сделались ее любимчиками: она всегда приберегала им что-нибудь вкусненькое.

Каждый день Жан благодаря своим псам добывал столько дичи, сколько остальные оДиннадцать охотников вместе взятые. Поэтому хозяин очень к нему благоволил. Но товарищи невзлюбили его: они завидовали ему и желали всяких напастей. Начнет хозяин при них расхваливать сноровку нового ловчего, а они в ответ:

- Велика заслуга, с его-то псами! Будь у нас такие же, мы бы не меньше дичи приносили!

Однажды они заперли Неудержима с Несравнимом в одной из башен замка. Пришло время ехать на охоту, а Жан не может найти своих псов. И свистел он, и искал их повсюду, а все попусту.

Пришлось ему ехать без них. Но едва он вступил в лес, как окружили его со всех сторон дикие звери, волки, лисы, кабаны, щерят зубы, норовят разорвать его на

куски.

- Господи! - воскликнул Жан, - сейчас эти звери меня сожрут! Ах, если бы рядом со мной были Неудержим и Несравним!

Едва он вымолвил их имена, как рядом с ним очутились оба пса. А волки, лисы и кабаны при виде их пустились наутек, что было сил!

И в тот день он снова, как всегда, добыл немало всевозможной дичи, а вечером, когда он воротился в замок, его товарищи немало подивились, глядя на его добычу.

- В чем тут дело? - говорили они, - Неужели его псы ускользнули из башни?

Пошли, посмотрели. А Неудержим с Несравнимом загодя вернулись в башню.

- Как он исхитрился?

Приметил Жан, что товарищи не питают к нему добрых чувств, и стало ему боязно, как бы они рано или поздно не подстроили ему какую-нибудь каверзу. И вот он говорит себе:

- Ничего мне не остается, как сбежать отсюда, и чем Скорее, тем лучше.

Взял он ночью своих псов и ушел.

Бредет он снова, куда глаза глядят, но теперь уже ни о чем не заботится, потому что знает цену своим псам.

Идя по лесу, повстречал он всадника, с головы до ног одетого в красное и верхом на белом коне.

Подъехал к нему всадник и говорит:

- Что ты тут делаешь со своими псами?

- Сказать по правде, ищу, к кому бы наняться.

- А метко ли ты стреляешь?

- Что есть, то есть: стреляю я даже чересчур метко, оттого-то мне и пришлось покинуть замок, где я состоял на службе.

- Пойдешь ко мне лесничим?

- Пойду с радостью.

- Договорились. Вот я даю тебе пять су; если ты не отдашь их все разом, в кармане у тебя всегда будет оставаться ровно пять су, как бы часто ты ни запускал туда руку... А еще, как захочешь спать, ложись прямо на землю, где бы ты ни был, и будешь почивать, как на мягкой перине.

- Это мне по душе, - сказал Жан.

И разошлись они в разные стороны. Стал Жан ходить по лесу, по пятам оба пса, на плече ружье. Дичи было предостаточно, юноша стрелял ее, сколько хотел. Однако, в какую бы сторону он ни шагал, как бы далеко ни забирался, лесу не было видно ни конца, ни краю, и Жан не встречал ни жилья, ни живой души.

Долго, долго блуждал он и вот однажды вышел, наконец, на широкую просеку, полную прекрасных цветов, источавших благоухание, и где, казалось, собрались вместе все птицы, чтобы распевать и порхать вокруг этих прекрасных цветов. Просека была очень длинная и вела к воротам, которые здесь были окованы железом.

- Ясно, что здесь живет хозяин этого леса, - сказал себе Жан,- Хорошо бы с ним поговорить; сдается мне, что я уже целые годы сторожу его лес, а видал его всего

один раз.

Постучал он в ворота. Кто-то ему отворил. Вступает он в просторный двор замка, однако ни души не видит. Вот он приметил отворенную дверь. Вошел он и очутился в обширной поварне, однако и там никого не увидал.

- Сдается, этот замок покинут хозяевами, - говорит Жан. - Коли так, поселюсь-ка я в нем, право слово.

Однако в очаге пылал жаркий огонь, а на вертеле жарился барашек. Когда Жан решил, что барашек уже готов, он снял его с огня и с аппетитом принялся за еду, да и псов не забыл. Нашел он и доброе вино и устроил себе такую трапезу, каких ему давненько не перепадало. Поел и видит с большим удивлением, как женская рука (а кроме руки совершенно ничего не видать!) берет со стола подсвечник и манит юношу за собой. Он трусом и никогда не бывал, а за едой еще приналег на вино, которое пришлось ему очень по вкусу, так что и вовсе ничего не боялся, поэтому без колебаний пошел за свечой и за рукой. Его препроводили в прекрасную спальню, где стояла роскошная кровать, рука поставила подсвечник на стол и исчезла.

- Очень странно! - сказал сам себе Жан, - А впрочем, будь что будет. Лег и тут же заснул. Ближе к полуночи просыпается он внезапно от громкого шума и грохота и видит, что в спальне сидят вокруг стола три беса и режутся в карты. Хромой бес вдруг говорит:

- Пахнет христианином!

- Да ладно тебе! - возражают остальные, - откуда тут взяться христианину? Играй спокойно.

И он вернулся к игре. Но не прошло и минуты, как он вскочил и опять за свое:

- Точно вам говорю: где-то здесь притаился христианин.

Стал он шарить по всем углам, потом заглянул в постель и нашел Жана, который прятался под одеялом.

- А что я вам говорил! - вскричал хромой бес, вытаскивая юношу из постели и выставляя его напоказ остальным. - Что будем с ним делать?

- Изжарить его, да и сожрать на месте! Ужин у нас был скудный, и ясно, что это по его вине.

В очаге пылало адское пламя; над ним повесили бедного Жана, но не дождались от него ни единой жалобы; вскоре он изжарился, бесы сожрали его, и мясо юноши показалось им таким вкусным, что они себе пальцы облизали. А потом ушли прочь.

Едва они исчезли, в комнате показалась прекрасная принцесса, а вернее, голова принцессы (потому что все, кроме головы было невидимо). Она поискала сперва на столе, потом под столом и во всех уголках спальни и, в конце концов, нашла осколочек кости, не больше мизинца.

- Какое счастье! - сказала она.

Потом натерла косточку мазью, которая у нее была с собой, и пока она терла, косточка обрастала мясом, на ней отрастали руки, ноги, и так, мало-помалу, восстановилось все тело целиком, и юноша предстал перед

ней живой и здоровый.

- Как я крепко спал! - потягиваясь, промолвил Жан.

- Да, - сказала принцесса, - до того крепко, что никогда бы не проснулись, если бы не я и не моя мазь. Придется вам еще две ночи провести так же, как эту, но мужайтесь, ничего не бойтесь, и когда вы пройдете через три испытания, бесы утратят власть над этим замком и надо всеми, кто томится здесь под их владычеством; и вы освободите всех нас, ведь нас тут много людей в разном обличье; а в награду вы сможете на мне жениться, потому что я - одна из самых прекрасных принцесс на свете.

Жан отвечает, что готов довершить начатое.

На другой день погулял он по замку и по садам, а когда пришел вечер, поужинал, и та же рука проводила его в ту же комнату. Лег он, но спать не стал. В полночь снова приходят три беса и садятся играть в карты.

- Опять пахнет христианином! - говорит хромой бес.

- Это со вчерашнею! - возражают остальные.

- Нет, нет! Говорю вам, здесь опять прячется христианин!

Идет прямиком к постели и находит Жана.

- Как, опять тот же самый! Тот, которого мы вчера съели! Как это может быть?

И начали они швырять его друг дружке, словно мяч. Наконец, один из бесов бросил его о стену с такой силой, что он прилип к ней, как печеное яблоко! В этот миг запел петух и бесы поспешно убрались. Тут же в спальню вошла принцесса, и теперь уже она была видна до пояса. Она снова натерла Жана своей мазью, и вскоре к нему вернулась жизнь.

- Вам осталось вытерпеть всего одну ночь, - сказала юноше принцесса, - но эта ночь будет ужасна. Мужайтесь по-прежнему, и вскоре ваши мучения останутся позади, да и мои тоже, и мы с вами поженимся и будем владеть этим замком со всем, что в нем есть.

И она исчезла.

Этот день прошел, как минувший, а с наступлением ночи Жан в третий раз вошел в спальню, где ждали его испытания.

Как и накануне, явились три беса; на сей раз они четвертовали юношу, разрубили его на мелкие кусочки, как начинку к пирогу, потом изжарили и слопали до последней крошки вместе с костями. Когда пропел петух, они убежали, говоря:

- Уж теперь ему конец, будь он хоть колдун. А если он опять воскреснет, больше у нас над ним власти нет. Да только где ему воскреснуть?

Едва они убрались, вновь пришла принцесса, и теперь она была целехонька с головы до пят. Стала она искать по всей комнате какой-нибудь уцелевший от Жана кусочек, пускай хоть самый крошечный. И,в конце концов, нашла ноготь с мизинца ноги. И давай тереть его своей мазью! Терла, терла, пока не вернула юношу к жизни в третий раз.

- Победа! - кричит. - Мы спасены! У бесов нет больше над нами власти, и все вокруг принадлежит вам, отважный принц, и сама я тоже ваша!

В тот же миг со всех сторон показалась толпа людей всех званий и состояний, они горячо поблагодарили своего избавителя, а потом разошлись в разные стороны и вернулись по домам.

А Жан с принцессой поженились и остались жить в замке, который теперь им принадлежал.

Живут они спокойно и счастливо, а мы давайте вернемся к королеве, сестре Жана, и поглядим» каково живется ей.

А она отравила своего мужа и, чтобы уберечься от возмущенимя народного и от ожидавшей ее кары, пришлось ей бежать одной, ночью, переодевшись нищенкой. Долго она бродила, брошенная всеми, от двери к двери, и просила подаяния. Шла, шла, все дальше от своей стороны и пришла, наконец, к воротам замка, где жили Жан и принцесса. Брат узнал ее, и поскольку сердце у него было доброе, забыл он все, что было, и принял ее так, будто никогда не видел от нее ничего дурного. Но беды ничему ее не научили, и, видя брата счастливым, она позавидовала его счастью, и снова стала думать, как бы его извести. Пошла она к старухе-колдунье, что жила в соседнем лесу, и попросила у Мее совета, как ей избавиться от Жана. Колдунья ей и говорит;

- Ложитесь в постель и говорите, что вы тижко захворали. Придет брат вас проведать и спросит, чем бы ему вас порадовать. А вы скажите, что вам бы очень полегчало от капельки каши из чистой пшеничной муки, только пускай он сам сходит за мукой на мельницу. Он побежит на мельницу, а на обратном пути я вырою в лесу у него под ногами глубокий колодец, он свалится туда и никогда не выберется наружу.

Злая сестра вернулась в дом и сделала все по совету колдуньи. Улеглась она в постель, послала брата на мельницу, а на обратном пути он свалился в бездонную яму, которую колдунья разверзла у него под ногами. Видит он, что дело плохо, и зовет на помощь своих псов. Не успел он вымолвить их имена, а они уж тут как тут, и вытащили его из колодца. Очень удивилась сестра, когда его увидела. Все же она поела кашки из муки, которую он принес с мельницы, и тотчас прикинулась, будто ей полегчало.

Спустя неделю, пошла она опять к колдунье за тем же самым. Удивилась колдунья, что Жану удалось выбраться из колодца, и сказала:

- Притворитесь опять больной, скажите брату, что вам бы очень полегчало от глотка свежей воды из лесного родника, да попросите, чтобы он сам за ней сходил. Он поспешит исполнить ваше желание. Есть у меня на службе пятьдесят рыцарей-невидимок, вооруженных шпагами, разящими без промаха; я пошлю рыцарей ему навстречу, и они с легкостью избавят вас от

брата.

И вот сестра вновь улеглась в постель и сказала Жану, что ничего не поможет ей больше, чем глоток свежей воды из лесного родника, только пускай он зачерпнет ей воды своими руками.

Жан тут же взял кубок и, ничего худого не думая, пошел к роднику. Но оба пса, видя, что хозяин уходит, побежали за ним следом, хотя чего он только не делал, чтобы от них отвязаться. Зачерпнул он в роднике свежей воды и повернул назад, ни о чем не тревожась, как вдруг видит: блестят шпаги в руках у пятидесяти колдуньиных рыцарей, которые наступают на него с угрозой. Он видел только шпаги, которыми потрясали невидимые руки. Оба пса тоже их увидели и, не дожидаясь, пока рыцари приблизятся к их хозяину, набросились на них и обратили в бегство.

И вновь воротился Жан целый и невридимый, а сестра, видя это, побледнела от ужаса, но виду не подала, встретила его ласково и наутро опять была здоровехонька. Однако, несмотря на две неудачи, она не унялась и, спустя несколько недель, вновь пошла за советом к колдунье.

- Не знаю, какая сила его защищает, но не могу против нее бороться: эта сила могущественнее меня. Я над твоим братом не властна.

Злая сестра вернулась во дворец, не помня себя от ярости, и в голове у нее зрели новые коварные умыслы.

Жан тем временем понял, что покуда с ним рядом сестра, жизнь его не будет в безопасности, и уверясь, что она никогда не образумится, рассудил, что самое лучшее будет уехать потихоньку и оставить ее одну. Так они и сделали.

Вернулся он в Париж вместе с женой и обоими псами. Увидал народ, что вернулся молодой принц, которого считали давно погибшим, и встретил его с радостью и ликованием, и тут же признал его законным королем. Взошел Жан на трон, который предназначал ему отец, и по всему королевству пышно праздновали его воцарение.

Но злая сестра, которой не терпелось узнать, что стало с братом и его женой, опять пошла за советом к колдунье. Та сказала ей, что они уехали в Париж, что народ принял их с восторгом и ликованием, и теперь они уже сидят на троне. А еще колдунья добавила, что ничего не может поделать с Жаном, потому что у него есть более могущественный покровитель, чем все колдуньи на свете, и покровитель этот - сам Господь Бог.

Злая женщина чуть не умерла от ярости, узнав, что ее брат с женой взошли на трон, с которого ее прогнали. Она немедля пустилась в Париж.

По дороге она обратилась за советом к другой колдунье, и та сказала, что надобно поставить под королевскую кровать колесо, утыканное бритвами: король с королевой упадут на это колесо и оно изрубит их на мелкие кусочки, как начинку для пирога.

Явилась она в Париж, и народ чуть не побил ее камнями. Но брат с прежней добротой защитил ее от народной ярости и принял сестру, как прежде, в своем дворце. А она вместо благодарности поставила у него под кроватью колесо, утыканное бритвами, как посоветовала ей колдунья, и король с королевой упали на это колесо, и бритвы разрезали их тела на мелкие кусочки, как начинку для пирога. Собрали люди вместе все кусочки до одного, сложили их в один гроб, и весь народ проводил этот гроб до самой могилы, где их и погребли. Печальные Неудержим и Несравним, понуря головы, шли впереди процессии.

А ночью они вернулись на кладбище, вырыли из земли гроб, открыли его, и король с королевой тут же вышли оттуда живые и здоровые.

Тогда псы сказали королю:

- Мы твои отец и мать, Бог послал нас в этом обличьи, чтобы мы защищали тебя от злобы и черного коварства твоей сестры. Она сызмальства была бессердечная и никогда тебя не жалела. Чтобы искупить ее от злодейства, очистить ее и избавить от вечного проклятия, надобно подвергнуть ее ужасному испытанию; растопить очаг и бросить ее туда живьем. Когда она пройдет через огонь, то станет чиста перед Богом и придет к нам в рай, куда теперь нам пора воротиться.

Тут два пса пропали с глаз, будто их и не было, а с сестрой короля поступили так, как они велели.


Рассказала Маргерит Филипп из Плюзюнета.

все сказки :: версия для печати

© elf.org.ru, Andrey G. Zlobin, Saint-Petersburg, Russia, 2001-2011